?

Log in

No account? Create an account
Рак прекословный

> Свежие записи
> Архив
> Друзья
> Личная информация
> previous 20 entries
> next 20 entries

Январь 1, 2018


06:26 pm - Армстронг співає Гребінку (well, almost)

(Оставить комментарий)

Декабрь 31, 2017


10:29 pm - Последний закат года в Черновцах
P1030914

Несколько минут, когда долина как золотом облита.
Tags:

(Оставить комментарий)

05:47 pm - Как водится, итоги года
Ни одной статьи – это очень плохо.
Второе издание «Поховання на могилі» («Критика»).
Премия Норы Галь за «Легенды Пуатема» Дж. Б. Кэбелла.
Предисловие к украинскому «Кіму» («Навчальна книга – Богдан») и послесловие к «Янки при дворе короля Артура» («Время»).
Второй и третий тома «Шерлока Холмса» («Азбука»), седьмой том русского «Сэндмена» («Азбука» же) и первый том украинского («Рідна мова»).
Переиздания в «Азбуке» «Маленького, большого» и «Звездной пыли» с расширенными комментариями.
Шесть передач в программе «Борхес» на телеканале «UA: Перший».
Курс лекций по фантастике в «Bartleby & Co». Три лекции в Національному художньому музеї. И одна на «ЛіТеррі». Это не считая основной нагрузки, конечно.
И несколько новых долгоиграющих проектов, о которых еще рано говорить.
А там посмотрим.
Поэтому – спасибо тем, кто был рядом. Ино еще побредем.
Tags:

(8 комментариев | Оставить комментарий)

Декабрь 30, 2017


05:27 pm - Майже передноворічне
"Поховання на могилі" - в шорт-листі "ЛітАкценту". Премію, звісно, отримає "Сковорода" Леоніда Ушкалова - і справедливо, - але приємно бути в такому товаристві.
Tags:

(Оставить комментарий)

Декабрь 29, 2017


11:43 pm - Типаж! Типаж!
Із роману Нечуя-Левицького «Хмари»:
«…В авдиторії одчинялись двері, й входив Воздвиженський. Ступивши три ступені через авдиторію, він ставав на підмосток кафедри, одну ногу держав якось на повітрі і, повернувшись круто товстими плечима, блискав на авдиторію товстою широкою потилицею й сідав на кафедрі. Потім він виймав старі листки своїх лекцій і клав їх перед собою. Ті лекції були написані кілька років передніше, і він не зміняв у їх і словечка! Листки були старі, з жовтими круглими плямами, ніби од якоїсь страви. Нитки, котрими вони були позшивані, вже пообривались і теліпались, Ззамолоду він просто читав лекції з тих листків. Але, не зміняючи їх ніколи, хоч наука і змінялась, він вивчив їх напам’ять од дошки до дошки; часом силкувався імпровізувать. Розпустивши цілу річку фраз, гарних, але пустих, він аж заплющував очі, неначе півень в час свого крику. Фрази лились, зчіплювались, і він переливав з пустого та в порожнє, говорячи те ж саме, тільки іншими словами.
…При кількох ректорах Воздвиженський, з орденом на шиї, мав право сказати: “Академія – то я!”»

(1 комментарий | Оставить комментарий)

Декабрь 28, 2017


09:54 am - Революция Шкловского
http://nlobooks.ru/node/9179
Шкловский, В. Собрание сочинений. Том 1: Революция / Сост., вступ. статья И. Калинина. — М.: Новое литературное обозрение, 2018. — 1032 с.

Содержание.

(Оставить комментарий)

Декабрь 27, 2017


12:05 am - Все о том же
«Мы издаем Пушкина или пушкинистов?» – спрашивал товарищ Сталин. Ну, и вырастили читателя, который искренне недоумевает, «нафига примечания», если «все понятно», а что не понятно, то и не нужно. Ну, и издателей, которые, скажем, всю мировую и национальную классику печатают без комментариев, потому что – «а нафига?», «и так понятно», «это лишнее».

Мой любимый пример: ни один казуальный читатель не сможет понять строку из «Онегина» «“Чужого толка” хитрый лирик» и пр. – или шевченковское «І Архімед, і Галілей», или шекспировское «Сова была дочкой пекаря», или зеровских «гермакопідів», или... И, собственно, все читатели делятся на тех, кому нужно понимать, и тех, кому это не нужно.

(7 комментариев | Оставить комментарий)

Декабрь 25, 2017


12:51 am - Христос ся рождає!
christmas2017
Возкликни́ до Бога, земле,
заспівай до його, світе,
і прославте його твори,
восхваліть дива великі.

Псальма LXVI (LXV), переспів Пантелеймона Куліша.

(Оставить комментарий)

Декабрь 24, 2017


11:42 pm - «Доктор Кто»: конец эпохи
25 декабря покажут очередной рождественский спецвыпуск «Доктора Кто» - последнюю серию Стивена Моффата, который почти девять лет стоял у руля сериала. И вот, пока серия еще не вышла, самое время подвести итоги эры.



Никто не смог бы возродить «Доктора», как это сделал в 2005-м Рассел Т Дэвис, и никто не смог бы поднять его на такую высоту, кроме Моффата.

Дело, конечно, не в том, что его юбилейная серия в 2013-м попала в Книгу рекордов Гиннеса, что при нем сериал наконец вовсю прорвался в Америку, что Доктора сыграли два самых старых и два самых молодых актера... даже не в том, что он больше всех экспериментировал со структурой сериала.

Да, разумеется, диалоги – в этом с Моффатом мало кто (или вовсе никто из нынешних сценаристов) может сравниться: в диапазоне от остроумной трепотни до чеканных формулировок, которые не раз потом доводится вспоминать, по разным случаям.

Но и не только это. Кто-то очень точно подметил одно из кардинальных отличий нью-скула «Доктора» от олд-скула: раньше Доктор решал проблемы, теперь – спасает людей. Дэвис прекрасно почувствовал и передал две главные (и взаимосвязанные) традиции, лежащие в основе сериала: рыцарский роман и Шерлок Холмс. Доктор – рыцарь без страха, но не без упрека, который всегда прилетит и поможет. (Отсюда – главный прием «Детей Земли», третьего сезона «Торчвуда»: а вот не прилетел, отвернулся от стыда перед человечеством, выкарабкивайтесь сами.) Моффат едва ли не с самого начала своих сезонов – не то чтобы разрушал эту модель, но стал задавать вопросы. Дэвисовским Докторам мы простим всё – это же Доктор! – а если они ошибаются, то сразу же делают шаг назад. Моффатовские Доктора не прощают себе самим и не упиваются своим страданием; их ошибки нельзя отмотать назад. Кто такой Доктор? Doctor who? The man who forgets? Am I a good man?

Поэтому истории Моффата куда менее уютны и удобны для зрителя. (И поэтому лично для меня оказывались серьезной поддержкой: самую душераздирающую серию, «Heaven Sent», я посмотрел именно тогда, когда это было всего нужнее.) И по той же причине Моффат – при всем очевидном уважении, которое он питает к Дэвису, – постоянно «переигрывает» его сюжеты, образы и ситуации: нет, это нужно было сделать ВОТ ТАК. И каждый раз Моффат оказывается прав. Дэвис отлично умел прописывать поведение героев и психологические нюансы, но они всегда были нужны, чтобы подвести к Большой БАДАБУМБЕ. У Моффата самые эпические сюжеты сводятся к тому, что двое сидят (или стоят) и разговаривают. Смысл – в этом, и цель – это.

Ибо, как выяснилось за 54 года, «Доктор Кто» строится на осознанном контрасте между предельной условностью антуража и сюжетов – и совершенной правдой того, что происходит с людьми. И нелюдьми. И таймлордами. Поэтому, например, весь безумный финал 8-го сезона («Dark Water / Death in Heaven») нужен как мотивировка двух разговоров Доктора и Клары. («Do you think I care for you so little that betraying me would make a difference?» «Never trust a hug. It's just a way to hide your face».) Поэтому некоторые зрители решили, что в финале седьмого сезона «мимолетно проходит прощание Доктора с женой»; между тем, эти три минуты – одна из самых пронзительных сцен сериала, просто на ней нет таблички «Рыдайте все!».

Превосходная работа с темами и лейтмотивами, которые скрепляют сезоны (прежде всего шестой и восьмой-девятый) куда сильнее, чем arc words. Переклички и отражения – буквальные и символические.

Всё остальное – то, что мы и были вправе ожидать от Моффата. Timey-wimey, закрученные сюжеты, планирование на годы вперед, эмоции (кто-то обязательно скажет: «мелодрама»; ОК, мелодрама), the female of the species must be deadlier than the male и пр. Персонажи, которых не обязательно одобрять, чтобы оценить, как они выписаны. (Прекрасно понимаю тех, кого раздражала Клара, – но эта история этой героини должна была оказаться именно такой.) Кстати, одна из самых странных претензий к «the Moffat’s women» – что они-де супергероини, в отличие от «обычных» женщин у Дэвиса. Разумеется, все ровно наоборот.

В «Докторе» (как и в «Джекиле», и в «Coupling») Моффат всегда знает, что делает, даже если я не согласен с тем, что именно и как. По счастью, он чувствовал, что не является полным хозяином сериала – эта история началась до него и не им закончится. А вот в «Шерлоке» он, к сожалению, почувствовал себя царем и богом.

Безусловно, недостатков хватало. Первый и последний сезоны Моффата (пятый и десятый) – самые слабые. В пятом он еще не очень умел редактировать чужие сценарии и пытался рассказывать свою историю в формате, заданном Дэвисом, чтобы совсем не распугать аудиторию; получилось плохо, да и Смит еще только начинал показывать, на что способен. А закончил Моффат свою историю в 2015-м, в «Мужьях Ривер Сонг», чем, кстати, подтвердил, что его сюжет – это отношения Доктора и Ривер. Дэвис был прав, когда говорил, что у каждого автора есть своя тема и у Моффата это – семья и дети. Ну, еще бы: см. опять же «Coupling» и «Джекила», очень рекомендую.

История была рассказана до конца – если не считать линию Мисси, – поэтому функции последнего сезона, в основном, служебные: протянуть два года до прихода нового шоураннера, «перезапустить» сериал для новых зрителей (отчасти сработало: опросы показывают, что в США именно 10-й сезон считают лучшим за всю эру Двенадцатого Доктора. «– Какие дураки, – поговорили мы о них») и, не в последнюю очередь, – подстелить соломку для появления Фем-Доктора Джоди Уитакер. Но Мисси и Нардол прекрасны.

Сам Моффат главным своим недостатком считает нежелание убивать героев – и я с ним соглашусь. От Стракса до Клары – да, они должны были погибнуть. Я с трудом принял возвращение Галлифрея и до сих пор не уверен в финале девятого сезона («Hell Bent»). Но лучше уж пусть так, чем свальный грех «Doomsday», «Journey’s End» и «The End of Time».

И когда я пересматриваю или вспоминаю лучшие серии 2010–2017 годов, то могу сказать только: спасибо. Мой любимый сценарист, мой – на сегодня – любимый Доктор (Капальди). Это было настоящее. Может быть, наряду с романами Пратчетта, – вообще самое настоящее и правильное, что могла предложить популярная (то есть народная) культура начала века. Спасибо.

Бонус: двенадцать любимых серий эпохи Моффата:

«Amy's Choice» (2010, сценарист Саймон Най)
«A Christmas Carol» (2010)
«The Impossible Astronaut / Day of the Moon» (2011)
«The Doctor's Wife» (2011, сценарист Нил Гейман; он как-то заметил, что ему неловко выслушивать комплименты за реплики и сцены, которые придумал Моффат)
«A Good Man Goes to War» (2011)
«The Wedding of River Song» (2011)
«The Doctor, The Widow and the Wardrobe» (2011)
«The Name of the Doctor» (2013)
«The Day of the Doctor» (2013)
«The Witch's Familiar» (2015)
«Heaven Sent» (2015)
«The Husbands of River Song» (2015)
Tags:

(5 комментариев | Оставить комментарий)

11:17 pm - Володимир Рафєєнко. «Довгі часи»
vika_garna пише:

Хоч і пізненько, але я не можу минути літературний флешмоб #читайукраїнське. Тим паче, що вчора дочитала «Довгі часи» Володимира Рафєєнка у перекладі Маріанни Кіяновської, «Видавництво Старого Лева».

Коли реальність перетворюється на дикуватий сюр, то він проростає у тексти, він цілком природно стає поетикою. Є гарні ідеї, наприклад, про те, що місто Z приєдналося до уявного СРСР. І, відповідно, щоб виїхати за його межі, потрібно померти. Однак погано, коли метафора перестає бути метафорою, а стає лише конструктом, «придумкою» автора, яка рухає сюжет. Дуже доречні вставні історії – «Казки Вєрєсаєва» – образки з життя під окупацією, без коментарів, без «моралі», лише з голою безжальністю життя. Не дивно, що саме з них Рафєєнко почав писати свій роман. А от пласкі політичні натяки геть недоречні, всі ці крілики з англійськими пенсне і пастори зі снайперками.
Фінальне зібрання, де разом бенкетують Андрей Шептицький і Симон Петлюра, Тарас Шевченко і Пауль Целан, Володимир Великий і Леся Українка, Ілля Рєпін і Олег Лишега, а Лізою там опікується Петро Сагайдачний авторства скульптора Швецова, архітекторів Жарікова і Кухаренка, одночасно нагадало і «Рекреації» Андруховича, і «Мастера и Маргариту» Булгакова (особливо коли Лізу просять нікого не засмучувати), і «Медного всадника» Пушкіна... цікаво тільки, чи знайомий Рафєєнко із «Дзеньками-бреньками» Даниленка.
Найбільше різонули два моменти. По-перше, як киянку, дратує ставлення до Києва. Такий собі passive aggressive, який автор не дуже вдало маскує під голоси персонажів: ну звичайно, ми ж донецькі ватники, не патріоти, а ви – правильні, «та таке воно все правильне, таке чудесне! А головне, до кнайп-клубу – рукою подати, а там Жадан за годину вірші про Марію читати буде».
По-друге, і це головне. У «Довгих часах» війна закінчиться тоді, коли персонажі, головно «Дурепка» Ліза, виконають певне завдання. Юродива врятує світ. Хтось інший. Хтось. Геть як у пісні «Несчастного случая»: «Шла Саша по шоссе / С наказом от родных / С печалями за всех / Пока еще живых // Шла к батюшке царю», тільки батюшку царя можна замінити на бога. Ця модель для мене неприйнятна: світ рятують міфічні хтосі, тільки не я, тільки не ми; хтосі, а не розумні, осмислені, поступові зусилля і праця громади, групи тих, кому не байдуже. Більше того, ця модель і для сучасної України, гадаю, чужорідна. Саме тому, попри низку добрих знахідок, «Довгі часи» мені скоріше не сподобались.

==============

Від себе можу додати лише, що мене дратувало перетворення химерної прози на... на фентезі, мабуть. У кафкіанському, чи маркесівському, чи гоголівському світі можуть бути правила і закони, але не може бути інструкцій. В «Гаррі Поттері» магія ближче до фіналу перетворюється на метафізику (про «Володаря Перснів» і не кажу); тут – метафізика з’їжджає на рівень якого-небудь «Альтиста Данилова». Я розумію, що хотів зробити і сказати Рафєєнко, але, як на мене, засоби виявились не зовсім адекватними меті.

(2 комментария | Оставить комментарий)

05:34 pm - R. I. P.
Истина существует, и целью науки является ее поиск.

По-видимому, те, кто осознаёт ценность истины и разлагающую силу дилетантства и шарлатанства и пытается этой силе сопротивляться, будут и дальше оказываться в трудном положении плывущих против течения. Но надежда на то, что всегда будут находиться и те, кто все-таки будет это делать.

(А. А. Зализняк)

(2 комментария | Оставить комментарий)

Декабрь 23, 2017


10:39 pm - Посвыстач и соловей
Еще один экземпляр из моей коллекции малоизвестных украинских писателей позапрошлого века: Олександр Шишацький-Ілліч. Черниговский краевед, редактор местных «Губернских ведомостей» – видимо, хороший человек, но очень плохой поэт, один из тех, кто решил, что если долго-долго распространяться коломыйковым стихом о несчастной любви на фоне вишен и черешен, то и получится совсем, как у Шевченко. Не получилось, хотя черниговским коллегам (Леоніду Глібову – одному из самых нереализовавшихся наших поэтов) вполне нравилось.
Прославился Шишацкий-Иллич «Сказкой про бога Посвыстача» – опубликованной в 1855 году мистификацией: якобы поздним и фрагментарно сохранившимся вариантом очень-очень древней киеворусской думы о том, как некий безымянный князь ходил походом на Византию и бог Посвыстач ему не помог.

Ей ви, слуги мої вирниї!
Не єсть се бог наш Посвистач бог настоящи[й],
Що він сьоєї бурі не втиши́в
Да наші кораблі в такій сили потопив;
Десь наш бог Посвистач спав
Чи в Макоші гуляв…
Єсть-то Бог настоящи[й] –
Бог Християнськи[й].

Прим. ред. (то есть самого Ш.-И.): «Макоша – славянский бог тишины».

Вся эта история хорошо изложена в сборнике «Рукописи, которых не было». Специалисты – даже легковерный Костомаров – сразу заподозрили подделку, а Кулиш стеной стоял за подлинность думы (и даже перепечатал ее в «Записках о Южной Руси»), причем одним из аргументов был такой: ну не могла такая бездарность, как Шишацкий, написать такое истинно-народное сочинение!

Но более всего Шишацкий потряс ко всему привычную украинскую литературу своей саморекламой. За отсутствием фейсбука и специализированных сайтов, ему это пришлось делать непосредственно в тексте книги «Українська квітка» (1856), в стихотворении с непретенциозным названием «Пісня».

В саду вишні да черешні
Кругом зеленіли,
Дрібненькими квітоньками,
Мабуть небо зіроньками,
Любо чопурнили.

В тім садочку на калині,
Як тільки стемніє,
Соловейко все співає,
То затужить, то заграє,
Аж серденько мліє.

В сад зелени[й] до калини –
Слухать соловейка
Вийшла серденько-дівчина,
Так півненька, мов калина,
Дуже молоденька.

В общем, вышла, долго страдает и проникновенно обращается к птичке:

«Ой спивай же, соловейку,
Так любо та фацько,
Як співає про любощі,
Про коханнє та про очі –
Лександер Шишацьки[й]…»

Найдется ли в современной литературе поэт, которого бы рекомендовали соловушке в качестве образца? Не найдется. Вот то-то, учитесь у классиков.
Tags:

(Оставить комментарий)

Декабрь 22, 2017


06:32 pm - Родився русинов
К вопросу о том, как мы (помимо узких специалистов) избирательно представляем себе историю украинской литературы. Был такой закарпатский просветитель Александр Духнович (1803–1865), который во всех без исключения антологиях и хрестоматиях представлен «Вручанієм» и прочими «Піснями простонародними».

Я русин бил, єсмь і буду,
Я родився русино́м,
Чесний мій рід не забуду,
Останусь єго сино́м;
Русин бил мій отець, мати,
Руськая вся родина́,
Русини сестри і бра́ти
І широка дружина́...

Ну, и так далее. Патриотично, в свое время уместно – и не более того.
А интересен Духнович своими опытами соединения барокко (не без влияния Державина, а о западноевропейском не берусь судить) и закарпатского диалекта. То есть попытками создания _другого_ литературного языка. Как Сковорода на Слобожанщине.

Тѣнистое ночи свѣтило,
Славно воздушное тѣло,
Чувствительных сердец друг,
Славный твой вид, славный круг.

По лазурном ты плаваешь
Воздухѣ, ты озаряешь
Запутанныя думы,
Ты просвѣщаешь умы,
Кои зрѣют и во мнѣ,
В душевной то глубинѣ.

Тишина и мрак твоим другом
Тѣ обнимают тебя кругом,
Царство твое темна ночь,
Сумрак, и тѣнь тебѣ дочь,

* * *

Пуста моя лира, кинвал
Счезнут со мной в темный гроб;
Лишь запоет над могилой
Мнѣ соловей; то все нич,
Пѣснь тут в могилѣ унылой
Не слышит ужь
                         Духнович.


Upd: Да, совсем забыл написать: у Духновича чуть ли не первое известное стихотворение - ода Николаю Павловичу, написанная сапфической строфой!
Tags:

(6 комментариев | Оставить комментарий)

Декабрь 21, 2017


02:27 pm
Я когда-то цитировал биографическую справку о Заболоцком, написанную его сыном ("День поэзии 1983", с. 86): "В жизни Николая Алексеевича был до сих пор мало известный период работы на Дальнем Востоке, в Алтайском крае, в Казахстане. Литературой он в те годы (1939-1944) не занимался..."

А вот из автобиографии Костомарова (1860): "Весной 1847 года он должен был оставить эту кафедру [русской истории в Киевкском университете] и целый год прожил в Петербурге, чрезвычайно уединенно, на Петербургской стороне, а с 1848 по 1856 год жил безвыездно в Саратове, где занимался, сколько было возможно, русскою историею, а также местною этнографиею" (РС, 1891, т. 69, с. 488).

(Оставить комментарий)

Декабрь 20, 2017


05:17 pm - Это шествуют творяне
Уже после смерти Юрія Федьковича была издана его книга стихов «Маланка» – очередная попытка создания квазиславянской мифологии (более ста лет не перепечатывалась, насколько я знаю). И там вскользь упоминается «праздник Коляді, то єст праздник Лада-Мира».
Неологизм Федьковича? Читал ли Хлебников? Теоретически мог (если да, то наверняка в издании Ивана Франко – «Писання», т. 1, 1902). Вероятность, кажется, ненулевая, и к версиям происхождения «Ладомира», которые рассматривал В. Григорьев, можно прибавить еще одну.
Tags:

(Оставить комментарий)

03:57 pm - «Кислота. А зачем она такая?»
В метро – социальная реклама: двойная спираль ДНК и подпись: «Україна у тебе всередині» или как-то так. Метафора понятная, но какая-то уж слишком неуклюжая. Я вообще-то думал, что современная Украина – она в сознании, а не в ДНК и прочих blut und boden. Ну, сделаем вид, что это «культурная ДНК нации».
(«– Но мудрецы древности учат, что красота может быть и не наружная, она внутри человека...
– Внутри человека кишки, – мрачно ответил Жихарь и загрустил от бесспорной своей правоты».)
Tags:

(3 комментария | Оставить комментарий)

Декабрь 19, 2017


04:24 pm - Два библиографических вопроса
1. Совсем случайно ни у кого нет под рукой книги "Нечто из артистического мира" (СПб., 1897)?
2. Раичевскую "Галатею" так-таки никто и не оцифровал?

(2 комментария | Оставить комментарий)

04:06 pm - Глушилка
Во время титров «Золотого теленка» Бендер-Юрский произносит два знаменитых монолога (про ключ от квартиры и «штанов нет»), которые мы не слышим, – звучит только музыка. Не слышим, но знаем: идеальный зритель Швейцера помнит романы наизусть и понимает, например, почему арбатовцы прячутся от Козлевича. Монологи в титрах – один из ключей к «прочтению» фильма: достаточно полусекундной паузы и острого взгляда Юрского, чтобы мы вспомнили пропущенные фразы («У меня с советской властью возникли за последний год серьезнейшие разногласия. Она хочет строить социализм, а я не хочу. Мне скучно строить социализм»). Цензурная глушилка работает, но вхолостую.
Tags:

(2 комментария | Оставить комментарий)

Декабрь 18, 2017


05:13 pm - Культурологічна загадка (для НЕспеціалістів з "наших 20-х")
Це хотіли назвати "Червоний бенкет", "Хата на помості", "САД", "Прелюд", "Пролог", "РУХ", "Новий логос" (ідея Семенка), "Пробудження", "Скресіння", "Провесінь"...
А ми знаємо ЦЕ під назвою - ... ?
Tags:

(1 комментарий | Оставить комментарий)

04:30 pm - Удивительное рядом. То есть за границей
Оказывается, ранний вариант пьесы Миколи Куліша «Мина Мазайло» хранится в московском РГАЛИ в фонде Олександри Куліш (Ганни Барвінок). Он Куліш, и она Куліш. Какая разница!
Tags:

(Оставить комментарий)

> previous 20 entries
> next 20 entries
> Go to Top
LiveJournal.com