... and the Bookman

Эпиграф к ЖЖ

Мысли, собранные здесь, взяты мною из очень большого количества сочинений и сборников мыслей.
Мысли без подписи или взяты мною из сборников, в которых не обозначены их авторы, или принадлежат мне.
Остальные мысли подписаны их авторами, но, к сожалению, когда я выписывал их, я не обозначал точно, из какого именно сочинения они взяты. [...]
Я желал бы, чтоб читатели испытали при ежедневном чтении этой книги то же благотворное, возвышающее чувство, которое я испытал при ее составлении и продолжаю испытывать теперь как при ежедневном чтении ее, так и при работе над улучшением ее второго издания.

(Л.Н.Толстой. Предисловие к "Кругу чтения")

"Покойный был замечательным стилистом..."
The Morra

Текущее

50hrn

А Жадан сегодня запостил в ФБ старое, еще 2011 года стихотворение:
Ця влада посилює в мені любов до холодної зброї.
Ця держава позбавляє мене почуття вітчизни.


Вчера штурмовали один из киевских музеев, потому что на тамошней выставке - картины из коллекции Порошенко.

Специально зашел на страницу к одному экс-френду из белых польт. Он со словами "И что изменилось?" публикует перепост собственной записи трехлетней давности о том, как в стране не борются с коррупцией. Вот не видит человек, что изменилось в стране за последний год. "Они все одинаковые". Журналист, а как же.

Так и живем.
... and the Bookman

Что останется от Киева, если вычесть Киев, или "Киев уже не тот", версия 1.0

«Любопытны, величественны и очаровательны и окрестности [Киева], если смотреть на них или с крепостного вала, или с главной площади, обсаженной стройными тополями, или с Андреевской горы.
При всем том, я должен сознаться, что внутренность Kиева разочаровала меня. Множество изб ветхих, полуразваленных, на Печерском, Kрещатике и Старом Kиеве, и толпы ж*дов слишком безобразят город. Если отнять от него великолепные соборы, монастыри, здания в крепости, присутственные места, гимназии и десятка два частных домов; то Kиев сделается ничтожным городом. Один только Подол заслуживает названия очень порядочного города».

(Записки Ивана Матвеевича Сбитнева (Из времени учреждения на Волыни и Подолии, после восстания 1831 г., русских школ, взамен польских) // КС, 1887, февраль, с. 305-306.)
... and the Bookman

Мойсей Фішбейн. R. I. P.

Ми житимемо там, де ми жили –
Де сон метелика, де спомини бджоли,
Де повна плоді піднебесна таця,
Де в пáзолоті павітри й жнива,
Де в горнім горлі крапелька жива, –
Нам жити там і знов туди вертаться,
Блукавши поміж гонів і годин,
Коли на нас подивиться Один,
Коли на нас пресвітле сяйво лику
Сяйне з-поза всегорньої габи,
Надовкруги оглянемось, аби
Знайти величину рівновелику.
The Good

Fair Folk

Сколько раз – сколько веков! – пытались изображать на сцене и в кино Дивный Народ и сопредельных фейри, а все равно очень редко получалось показать Иное – неведомые поля, ту сторону двери в стене, дороги Короля-Ворона, – а не австралийских актеров в париках и с пейсами. Мы с vika_garna подумали и выбрали семерых, кому это удалось лучше всех. (Излишне добавлять: «Семеро из нам известных».)
Collapse )
Just Homsa

The Pale Horse (2020)

the_pale_horse_i00

Мы и так знаем, что Руфус Сьюэлл и Берти Карвел - прекрасные актеры. Но зачем было топтаться по сюжету одного из лучших романов Агаты Кристи? Откуда у бездарных сценаристов уверенность в том, что они могут улучшить первоисточник?

(То же с большинством экранизаций Стивена Кинга, но его не так жалко. Хотя - прицельно выбросить из "Зеленой мили" самые важные страницы - это надо уметь. Умеют!)
Just Homsa

Восьмидесятилетие Бродского

Для современных украинцев он, вероятно, как Вагнер для израильтян: любить-то можно, но желательно объяснять за что и несмотря на что.
«Несмотря на» – понятно, «за что» – тем более. Собственно, столь любимое Бродским стихотворение Одена на смерть Йейтса описывает ситуацию исчерпывающе: «Time that with this strange excuse / Pardoned Kipling and his views, / And will pardon Paul Claudel, / Pardons him for writing well».
*
Бродский в конце века был настолько необходимой поэтической школой, что ее прошли минимум четыре крупных украинских поэта (вполне оригинальных и вполне постколониальных: важно, что Бродский был одним из влияний, а не единственным, безусловным и доминирующим).
*
По моим ощущениям, в девяностые самой цитируемой и актуальной строкой Бродского в России была «Но ворюга мне милей, чем кровопийца». В 2010-е, задолго до пандемии, первое место уверенно заняла «Не выходи из комнаты» – настолько уверенно, что можно даже не цитировать (мем: скептический Бродский с подписью «А я предупреждал»). Оба афоризма и закономерность их смены, полагаю, вполне красноречивы.
*
«…И кричит по-английски “Зима, зима!”».
Just Homsa

Ко дню славянской письменности

– напоминание от Анджея Сапковского о крайней важности не только Кирилла, но и Мефодия («Вареник», 1993):

«Oto autorzy, których dokonania na polu klasycznej – lub nieklasycznej – SF są interesujące, odkrywcze i ze wszech miar godne uwagi, tworzą zapierające dech w piersiach „Pirogi”, gdy dotkną fantasy. Symptomatyczne? Oczywiście, że symptomatyczne. Bo inkryminowani autorzy znają kanon SF, wychowali się na nim, fascynowali się lekturami, dokopywali się w nich przesłania i głębszej treści. Znają SF jako METODĘ TWÓRCZĄ. Znają wszystkie odcienie i subtelności gatunku, wiedzą, że gatunek ten niesie z sobą odrobinę więcej, niż radosne opisywanie przybyłych z otchłani Kosmosu Bug Eyed Monsters, pragnących władzy nad Ziemią, naszej krwi i naszych kobiet.
Niestety – powtarzam – w przypadku fantasy brak znajomości kanonu. I metody. Nie ma metody. Został Cyryl. I Piróg».

(Перевод Е. Вайсброта:
«Вот авторы, достижения которых на поле классической — либо неклассической — SF интересны, новаторски и во всех смыслах заслуживают внимания, но которые творят запирающие дух в груди «Вареники», стоит их руке коснуться фэнтези. Симптоматично? Конечно, симптоматично. Они знают SF как ТВОРЧЕСКИЙ МЕТОД. Они знают все оттенки и тонкости жанра, знают, что этот жанр несет в себе чуточку больше, нежели ликующее описание прибывших из глубин космоса Жукоглазых Монстров, жаждущих власти над Землей, нашей крови и наших женщин.
Увы, повторяю, в случае фэнтези отсутствует знание канона. И метода. Нет МЕТОДА. Остался Кирилл. И Вареник».
В примечании переводчик, конечно, объясняет непереводимость шутки.)
Just Homsa

Пионерский фольклор на дому

Дней десять назад у нас в подъезде должна была начаться установка нового лифта. Оно бы и хорошо (учитывая, как часто ломался старый, сорока-с-чем-то-летний), но проблема в том, что закончить ремонт обещают аж в середине августа. А в десятиэтажке живет довольно много пенсионеров. А другого лифта нет. А мусоропроводы, пользуясь карантином, заварили нафиг.

Два дня назад я выходил в магазин и увидел у подъезда огромный ящик с маркировкой "Могилевлифтмаш".

Полчаса назад я выходил в магазин и увидел в подъезде огромный ящик с маркировкой "Могилевлифтмаш".

Мальчик, мальчик, черный лифт уже у тебя в доме...

Ну, хоть ножные мышцы накачаю.