Михаил Назаренко (petro_gulak) wrote,
Михаил Назаренко
petro_gulak

Птичий пенек и другие викторианские раритеты

Дочитал роман Конни Уиллис "Не считая собаки, или Как мы в конце концов нашли епископский птичий пенек" (To Say Nothing of the Dog; or, How We Found the Bishop's Bird Stump at Last, 1998).

Вот как выглядит птичий пенек:



...но это одна из многих обманок романа, потому что герои ищут вовсе не такую вазу. И даже не фарфоровую собачку из числа тех, что так раздражали Джерома К. Джерома.
Впрочем, по порядку:
"Оксфордский цикл" Конни Уиллис - один из самых титулованных в современной англоязычной фантастике: повесть и три романа завоевали четыре премии "Хьюго", три "Небьюлы" и три "Локуса". Почти о всех я писал раньше: это великолепная "Пожарная охрана" (Fire Watch, 1982), крайне неровные "Книга Страшного суда" (Doomsday Book, 1992) и двухтомник "Затемнение/Отбой тревоги" (Blackout/All Clear, 2010) - и "Собака", служащая комической интерлюдией между двумя драмами.
Оксфорд, 2057 год, и леди Шрапнель (американка, вышедшая замуж за английского лорда) вкладывает 50 миллионов в точную реконструкцию ковентрийского собора - правда, на территории Оксфорда. А для этого весь исторический факультет рыщет по прошлым столетиям, собирая необходимую информацию, в том числе - куда девался в ночь бомбежки пресловутый "епископский птичий пенек". А тут еще одна девушка пронесла из викторианской эпохи в XXI век нечто - хотя, теоретически, это вообще невозможно. Так или иначе, повествователь, молодой историк Нед Генри, должен доставить это назад, а заодно отдохнуть в 1888 году от бесконечных поручений леди Шрапнель. Беда в том, что от прыжков во времени Нед заработал time-lag, помутнение сознания (первые признаки - повышенная влюбчивость и склонность к сентиментальной риторике), так что он совершенно не представляет, что именно должен отвезти и куда.
И, конечно, из-за того, что нечто... ладно, ладно, проспойлерю: из-за того, что кошка пережила путешествие в будущее и обратно, из-за того, что историк оказался на оксфордском перроне, а "птичий пенек" исчез из собора, парадокс громоздится на парадокс, а в результате нацисты едва не победили в войне.
Или все наоборот?
Я вообще-то не поклонник юмора Конни Уиллис, но в этом романе она раскланивается перед Джеромом и Вудхаузом, заодно привлекая в игру Агату Кристи и Дороти Сейерс, - и получается очень смешно (чего стоят только поединок медиумов или описание "пенька"!), увлекательно и, по сути, вполне серьезно. Оксфордский студент, постоянно цитирующий Теннисона, профессор-историк, одержимый рыбной ловлей, девица, неимоверно похожая на Мадлен Бассет, бульдог Сирил, спиритка мадам Иритоцкая, дворецкий, читающий "Историю французской революции", и администратор из XXI века, нашедший свое призвание в веке XIX-м... (Не будучи знатоком викторианской Англии, я нашел только три ошибки, зато довольно грубые. Как можно было назвать Дживса дворецким!) В романе Джерома ироничная авторская речь то и дело прерывается поэтическими разглагольствованиями; в романе Уиллис тоже, но это потому, что бедный Нед никак не придет в себя. И не будем забывать, что "Не считая собаки" - еще и детектив. Большую часть авторских загадок внимательный читатель разгадает задолго до героев (the butler did it), но главную - почему так важен "пенек" - вряд ли. Я, по крайней мере, не догадался.
А еще - в "Собаке" Уиллис намекает на то, что почти прямо будет сказано в "Отбое тревоги": столь же прямо и столь же прикровенно, как у Толкина и Честертона. Жена настоятеля говорит, словно бы вскользь, что собор в Ковентри важен - но, в конце концов, это лишь символ чего-то большего. Как и пространственно-временной континуум, не допустивший победы нацизма; символ чего? Слово "Бог" Уиллис, слава богу, не произносит (кроме как в формуле-рефрене "Бог в деталях"), - но говорит именно о Нем. Grand Design, в котором предопределенность, случай и свобода воли нераздельны. Повторюсь: "Книга Страшного суда" была теодицией, "Отбой тревоги" - епифанией. "Не считая собаки" - история любви с первого взгляда, литературная игра, пародийный детектив и, подобно остальным частям "Оксфордского цикла", рассказ о спасении. На этот раз - не человеческой души, а "епископского птичьего пенька". И одной кошки. Но это, как мы понимаем в финале, равнозначно спасению мира.
Надеюсь, что цикл когда-нибудь будет издан по-русски (или по-украински) полностью. При всех его недостатках, это умная, человечная и талантливая история - целостная история, которую Уиллис пишет уже тридцать лет.
Tags: books
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments