Михаил Назаренко (petro_gulak) wrote,
Михаил Назаренко
petro_gulak

Categories:

И еще о литературе и "литературах"

Джулиан Эванс. Возвращение сюжета
http://www.russ.ru/perevod/20041206.html

История романа была до поры до времени - а именно до начала 1920-х годов - одновременно и историей сюжетосложения; после модернистского водораздела пути романа и сюжета разошлись: традиционный роман, основанный на описании социально обусловленного взаимодействия персонажей, постепенно сдавал свои позиции, и в 1970-е годы, когда авторское самосознание вступило в союз с самоиронией, дело дошло до нового кризиса. Именно кризиса. Мне могут возразить, что в результате небывалой фрагментации общественного бытия роман более не должен удовлетворять основополагающему требованию-постулату Э.-М. Форстера: "Да, мои дорогие, ничего не поделаешь: роман рассказывает историю"; скажут, что лингвистические нагромождения Джойса отвратили нас от прежней простоты и наивности; что читатель стал слишком изощренным, чтобы и дальше принимать за чистую монету "факты", которые пытается внушить ему всеведущий авторитарный повествователь: он больше не верит, что "в воскресенье после обеда пошел снег", а Шарль и Эмма Бовари отправились с Оме и Леоном посмотреть на новую ткацкую фабрику под Ионвилем.
Первое из этих возражений основано на предпосылке, что роман - это чрезвычайно хрупкая и уязвимая форма, которую легко дестабилизировать и разрушить. Данное предположение представляется совершенно произвольным: оно никак не вытекает из четырехсотлетней истории романа, продемонстрировавшей высочайшую приспособляемость и жизнеспособность этого жанра. Что же касается последнего возражения, сводящегося к тому, что теперь не так легко, как прежде, втирать очки читателю, то это просто поклеп на наших дедушек и бабушек. Еще одно вредное, но чрезвычайно распространенное в наше время предубеждение состоит в том, что существует некая принципиальная разница между романистом и рассказчиком. Оно основано на предположении (никем, кстати, не доказанном), что романист - это творец формы и языка, в то время как рассказчик - участник более "низменного" нарративного акта. [...]
...я убежден, что этот концепт ["катарсис"] имеет для нас, читателей, неизмеримо большее значение, чем все матрицы прототекстов вместе взятые. Очищение [catharsis] души от тягостных эмоций, накапливающихся в нас по мере прохождения жизненного пути (каким бы гладким и обыденным он на первый взгляд ни представлялся), есть глубочайшая цель всякой "истории".
Но соблюдается ли этот приоритет сегодня?
[...] В романе..., однако, история затерялась среди модернистских изысков (несмотря на замечание Борхеса о том, что чтение Стивенсона для него - это "форма счастья"). И виноват в этом не модернизм как таковой. Проблема в том, что его базовая доктрина - психологический и лингвистический пуризм, который исповедовали Вирджиния Вульф, Т.Ст. Элиот, Эзра Паунд, Джеймс Джойс, Уиндем Льюис, Уоллес Стивенс, - очень быстро переродился в катастрофически гипертрофированное авторское самосознание.

Всё это, в общем-то, очевидно, однако нуждается в постоянном проговаривании. Вот только в финале статьи положительным примером оказывается - Уэльбек!
За ссылку спасибо oryx_and_crake.
Tags: fiction
Subscribe

  • "Слово о полку Ігореві" - пам'ятка XII століття

    Мене якось запитали, чи можна власне літературознавчими, а не лінгвістичними засобами довести автентичність «Слова о полку Ігореві», тобто той факт,…

  • Оркестр играет, монолит высится

    Послушал на "Радіо Культура" передачу о классической музыке в кино. Я попытался вспомнить - а какие музыкальные сочинения используются в кино прежде…

  • Ангел карантина

    Тем временем в саду Стивена Моффата (фото из его инстаграмма).

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments