Михаил Назаренко (petro_gulak) wrote,
Михаил Назаренко
petro_gulak

Category:

Последнее волшебство



Еще во Львове я узнал, что девятого мая на 98-м году жизни умерла Мэри Стюарт.
"Хрустальный грот", "Полые холмы", "Последнее волшебство".
Мне было лет четырнадцать-пятнадцать, я очень любил марк-твеновского "Янки" (одна из книг, которые очень правильно поворачивает мозги, если прочитать вовремя*), так вот, "Янки" любил, но о короле Артуре не знал практически ничего. Собственно, что диснеевская книжка "Меч в камне", прочитанная в глубоком детстве, именно Артуру и посвящена, для меня было многие годы совсем неочевидно.
И однажды я увидел на чужой книжной полке черный том с двумя романами о Мерлине. Начал читать. Не понравилось. Тема заинтересовала. Вспомнил, что на другой полке стоит литпамятниковская "Смерть Артура". Стал прорубаться сквозь Мэлори. Потом все-таки прочитал романы Стюарт (как и почти все, вероятно, - второй, третий и первый из трилогии, в таком порядке), параллельно - Уайта, потом - БВЛовский том "Средневековый роман и повесть", потом... ну, и так далее.
Все эти книги (кроме диснеевской) и сейчас со мной - в том смысле, что и воспоминания, и перечитывания вызывают все то же чувство, томление, longings.
Стюарт, вопреки первому впечатлению, была - и остается - прекрасна. Явная модернизация и подлинная архаика**, взаимные отражения лейтмотивов и символов, узнавание и удивление, и безусловная правильность мира. И прекрасные переводы покойной Инны Бернштейн. Такие книги воспитывают не этику, но эстетику - то есть, в конце концов, все-такие этику. Это не "великое искусство", это просто - искусство.

* И неправильно - если невовремя.
Кирилл Еськов: "Мне, например, прочитавшему в детстве "Янки при дворе короля Артура" раньше настоящих легенд о рыцарях Круглого стола, Марк Твен отравил своей желчью восприятие этого кусочка мировой культуры навсегда и до полного "не могу": только откроешь что-нибудь эдакое, возвышенно-рыцарское, как в памяти немедля всплывает нечто вроде: "Снова встал сэр Кэй, и снова заработала его фабрика вранья. Но на этот раз топливом был я, и тут мне стало не до шуток".
Взгляд, конечно, очень советский и неверный.
** Примечательно, что Сапковский, рассуждая о том, как не надо писать артуриану, постоянно оперирует примерами из Стюарт, ни разу ее не называя.
Tags: books
Subscribe

  • Усе ближче

    Отут можна послухати мою вчорашню розмову з Оленою Гусейновою про антологію "Крім "Кобзаря"", яка - нагадую - має вийти до кінця весни.

  • Як пишеться історія літератури, або Привид київського ченця

    Валерій Шевчук – безперечно, дуже вагома постать в сучасній українській культурі. Так само ніхто не буде заперечувати, що він зробив дуже багато…

  • Офіційно

    В середу, 7 квітня, о 12.10, на радіо «Культура» в програмі «Пряма мова» ми з Оленою Гусейновою говоритимемо про мою книжку, що вже за півтора…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments

  • Усе ближче

    Отут можна послухати мою вчорашню розмову з Оленою Гусейновою про антологію "Крім "Кобзаря"", яка - нагадую - має вийти до кінця весни.

  • Як пишеться історія літератури, або Привид київського ченця

    Валерій Шевчук – безперечно, дуже вагома постать в сучасній українській культурі. Так само ніхто не буде заперечувати, що він зробив дуже багато…

  • Офіційно

    В середу, 7 квітня, о 12.10, на радіо «Культура» в програмі «Пряма мова» ми з Оленою Гусейновою говоритимемо про мою книжку, що вже за півтора…