Михаил Назаренко (petro_gulak) wrote,
Михаил Назаренко
petro_gulak

Category:

Киплинг

Приближается киевский "Кіплінґ-фест" (18-21 октября; см. программу) - я там тоже буду - надеюсь на приятные встречи и развиртуализации.
Как раз сегодня просмотрел в магазине новый перевод классического, но мало известного у нас рассказа "Окопная Мадонна"; ну, что сказать? Сетевой перевод был плох, а печатный - вообще не перевод, а пересказ. Чего и следовало ожидать.
Киплинга вообще переводить сложно, а позднего, эллиптического и энигматического, - вдвойне. Недавно я обнаружил, что в переводе рассказа "Они" работы В. Хинкиса неверно переданы две ключевые фразы, так что финал я, как оказалось, не совсем понял, - что, впрочем, не помешало рассказу стать одним из моих любимых.

Итак: мы помним, что в доме живут призраки детей, которых могут видеть только те люди, у которых умерли их дети. Мы помним, что выражение "бродить по лесу" - не местная идиома, как пытаются уверить рассказчика (условно назовем его Киплингом), но прямая инструкция: в лесу можно встретить их.

— И, право слово, Дженни заботилась об Артуре весь первый год, будто он родился в законном браке, как сама Дженни.
Благодаря мисс Флоренс ребенка похоронили с пышностью, которая, по мнению миссис Мейдхерст, затмила мелкие неприятности, сопутствовавшие его рождению. Она поведала мне, как выглядел гробик изнутри и снаружи, описала застекленный катафалк и вечнозеленую изгородь вокруг могилы.
— А что же мать? — спросил я.
— Дженни? Ну, она вскорости перестанет убиваться. Я сама пережила такое раза два. Она перестанет убиваться. Сейчас она бродит по лесу.
— В такую погоду?
Миссис Мейдхерст поглядела на меня через прилавок, сощурив глаза.
— Не знаю уж, только от этого легчает на сердце. Да, легчает. У нас тут говорят, что в конце концов тогда становится все едино, потерять или найти.
Право, мудрость старух превыше всей мудрости святых отцов, и я, продолжая путь по дороге, так глубоко задумался над этим пророчеством, что едва не задавил женщину с ребенком в лесистом уголке близ ворот Дворца Красоты.
— Ужасная погода! — воскликнул я, резко затормозив перед поворотом.
— Не так уж она плоха, — миролюбиво отозвалась женщина из тумана. — Я к этому привычна. А вам, думается мне, лучше будет в доме.

Очевидно, что женщина эта - Дженни; очевидно, что ребенок, которого она нашла в лесу, - ее Артур. Но вот сказала она Киплингу совсем не то, что подумал переводчик.

“Not so bad,” she answered placidly out of the fog. “Mine’s used to ’un. You’ll find yours indoors, I reckon.”

Ваших вы найдете в доме. Ваших мертвых детей: если Киплинг видит ее ребенка, значит, он потерял своего; а все дети рано или поздно приходят в дом.

И самый финал:

Я... вдруг почувствовал, как мою опущенную руку тихонько взяли и погладили мягкие детские ладошки. Наконец-то я восторжествовал. Сейчас я обернусь и познакомлюсь с этими быстроногими бродяжками…
Краткий, мимолетный поцелуй коснулся моей ладони — словно дар, который нужно удержать, сжав пальцы: это был знак верности и легкого упрека со стороны нетерпеливого ребенка, который не привык, чтобы на него не обращали внимания, даже когда взрослые очень заняты, — пункт негласного закона, принятого очень давно.
И тогда я понял. У меня было такое чувство, словно я понял сразу, в самый первый день, когда взглянул через луг на верхнее окно.
Я слышал, как затворилась дверь. Хозяйка молча повернулась ко мне, и я почувствовал, что и она понимает.

Второй абзац, курсив мой: The little brushing kiss fell in the centre of my palm — as a gift on which the fingers were, once, expected to close: as the all faithful half-reproachful signal of a waiting child not used to neglect even when grown-ups were busiest — a fragment of the mute code devised very long ago.
Пропущено одно слово, искажено другое (code - конечно, не закон, а взаимный уговор между отцом и ребенком) - и мимо переводчика, а потом и мимо меня, читателя, прошло главное: к Киплингу подошла его дочь, которая умерла в 1899 году.
Помню, как, впервые дочитывая рассказ, я задохнулся от удара, когда понял, кто же эти дети. Но на самом деле удар еще сильнее. Наверняка кто-нибудь даже сквозь перевод понял, что там сказано.

(И, кстати, еще один гвоздик в гроб ужасной ЖЗЛовской книги Ливерганта.
"В рассказе "Они", который был начат в Кейптауне в феврале 1904 года и в основе которого лежал реальный эпизод – разъезды автора на автомобиле по Суссексу в поисках дома, – предпринята попытка – правду сказать, не слишком удачная – передать собственные ощущения после смерти старшей дочери и возвращения в Роттингдин. Героиня рассказа, слепая женщина, воображает, будто видит несуществующих детей, опекает их, разговаривает с ними…"
Какое право имеет человек, который настолько не умеет читать, писать о гении?
Я уже говорил, что глава о "Киме" - плагиат из статьи Кагарлицкого; ну, так еще обнаружилось, что целые страницы - перевод или ухудшенный пересказ книги Керрингтона. Поз-зорище.)
Tags: kipling, traduttore
Subscribe

  • А Нил Стивенсон, между тем, -

    Termination Shock. A Novel by Neal Stephenson On Sale: 11/16/2021 896 pages The #1 New York Times bestselling author returns with a visionary…

  • Падение Стивенсона

    Главное книжное разочарование прошлого года – «Падение» Нила Стивенсона, последний роман цикла, начатого «Криптономиконом». Пояснение для тех, кто,…

  • Q&A Нила Стивенсона

    - Кто повлиял на ваш стиль? - Эдвард Гиббон...

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments