Михаил Назаренко (petro_gulak) wrote,
Михаил Назаренко
petro_gulak

Category:

Дрыг-дрыг

Один из любимых моих фрагментов «Вишневого сада» – тот, который Чехов вычеркнул по настоятельной просьбе Станиславского: финал второго действия. Понятное дело, МХТ нужно было что-то возвышенное и лирическое, а настоящий Чехов – это о двух одиночествах, которые могут только говорить друг другу «дрыг-дрыг».

ТЕАТРАЛЬНАЯ ВЕРСИЯ

ТРОФИМОВ. Верьте мне, Аня, верьте! Мне еще нет тридцати, я молод, я еще студент, но я уже столько вынес! Как зима, так я голоден, болен, встревожен, беден, как нищий, и — куда только судьба не гоняла меня, где я только не был! И все же душа моя всегда, во всякую минуту, и днем и ночью, была полна неизъяснимых предчувствий. Я предчувствую счастье, Аня, я уже вижу его...

АНЯ (задумчиво). Восходит луна.

Слышно, как Епиходов играет на гитаре все ту же грустную песню. Восходит луна. Где-то около тополей Варя ищет Аню и зовет: «Аня! Где ты?»

ТРОФИМОВ. Да, восходит луна. (Пауза.) Вот оно счастье, вот оно идет, подходит все ближе и ближе, я уже слышу его шаги. И если мы не увидим, не узнаем его, то что за беда? Его увидят другие! (Голос Вари: «Аня! Где ты?») Опять эта Варя! (Сердито.) Возмутительно!

АНЯ. Что ж? Пойдемте к реке. Там хорошо.

ТРОФИМОВ. Пойдемте.

Идут.
Голос Вари: «Аня! Аня!»
Занавес


АВТОРСКАЯ ВЕРСИЯ

ТРОФИМОВ. Тссс... Кто-то идет. Опять эта Варя! (Сердито.) Возмутительно!

АНЯ. Что ж? Пойдемте к реке. Там хорошо...

ТРОФИМОВ. Пойдемте...

Идут.

АНЯ. Скоро взойдет луна.

Уходят.
Входит Фирс, потом Шарлотта Ивановна. Фирс, бормоча, что-то ищет на земле около скамьи, зажигает спичку.

ФИРС (бормочет). Ох ты, недотёпа!

ШАРЛОТТА (садится на скамью и снимает картуз). Это ты, Фирс? Что ты тут ищешь?

ФИРС. Барыня портмонет потеряли.

ШАРЛОТТА (ищет). Вот веер... А вот платочек... духами пахнет. (Пауза.) Больше ничего нет. Любовь Андреевна постоянно теряет. Она и жизнь свою потеряла. (Тихо напевает песенку.) У меня, дедушка, нет настоящего паспорта, я но знаю, сколько мне лет, и мне кажется, я молоденькая... (Надевает на Фирса картуз; тот сидит неподвижно.) О, я тебя люблю, мой милый господин! (Смеется.) Ein, zwei, drei! (Снимает с Фирса картуз, надевает на себя.) Когда я была маленькой девочкой, то мой отец и мамаша ездили по ярмаркам и давали представления, очень хорошие. А я прыгала salto mortale и разные штучки, тому подобное. И когда папаша и мамаша умер, меня взяла к себе одна немецкая госпожа и стала меня учить. Хорошо. Я выросла, потом пошла в гувернантки. А откуда я и кто я — не знаю... Кто мои родители, может, они не венчались... не знаю... (Достает из кармана огурец и ест.) Ничего не знаю.

ФИРС. Мне было лет 20 или 25, идем это я, да сын отца дьякона, да повар Василий, а тут как раз вот на камне человек сидит... чей-то чужой, незнакомый... Я отчего-то оробел и ушел, а они без меня взяли и убили его... Деньги у него были.

ШАРЛОТТА. Ну? Weiter.

ФИРС. Потом, значит, понаехал суд, стали допрашивать... Забрали... И меня тоже... Просидел в остроге года два... Потом ничего, выпустили... Давно было. (Пауза.) Всего не вспомнишь...

ШАРЛОТТА. Тебе умирать пора, дедушка. (Ест огурец.)

ФИРС. А? (Бормочет про себя.) И вот, значит, поехали все вместе, а там остановка... Дядя прыгнул с телеги... взял куль... а в том куле опять куль. И глядит, а там что-то — дрыг! дрыг!

ШАРЛОТТА (смеется, тихо). Дрыг, дрыг!

Слышно, как кто-то идет по дороге и тихо играет на балалайке... Восходит луна... Где-то около тополей Варя ищет Аню и зовет: «Аня! Где ты!»
Занавес
Tags: texts
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments