Михаил Назаренко (petro_gulak) wrote,
Михаил Назаренко
petro_gulak

Был такой Жарко

жарко

Очередная история о другой украинской литературе. Не о тех, кого убили в Сандармохе, Киеве и Харькове. О предыдущем поколении.

Был такой литератор – Яків Жарко (1861–1933). Стихи, рассказы, миниатюры – всё как у людей, разве что пьес не писал. Судя по одному упоминанию у Кропивницкого, к нему относились примерно так же, как сейчас – к Степану Галябарде.

И в 1913 году он издал поэтический сборник «Балади та легенди». В первой же балладе я с удивлением узнал текст, который народная молва приложила (естественно) к Шевченко:

Над вільним Дніпром є могила,
Висока, крута і сумна,
Лежить хто під нею – не знають,
Стоїть в самотині вона.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Опівночі хтось із могили
Поважно та тихо встає,
Коня до Дніпра повертає,
На згіррі конем виграє.

Прототип очевиден – «Воздушный корабль» (NB: ровно такой же перепев сделал и Старицкий, у него из могилы выходит Хмельницкий).

Листаю дальше. «Береза»: «Лада-весна пронеслась над землею, / Пишно земля одяглася над нею…» В общем , поздняя осень, грачи улетели.

Дальше. «Зоря понад морем світ тихо лила. / По хвилях прозорих русалка плила». По реке голубой, озаряема полной луной – только с неожиданной примесью «Трех пальм» («Пожежа… Рубають і колють дітей… / Ридання і стогін нещасних людей!»).

Дальше. «Лісовик». Размер – сверхупотребимый, а содержание – сверхузнаваемое.

«Ой, ріднесенька бабусю,
Он, он… лізе Лісовик
У віконце… Я боюся, –
Він дітей хапати звик»…
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Вранці баба стрепенулась,
Дід сумний, мов пень, сидить;
А онука не проснулась, –
Мертва та як віск лежить.

В руках его, сами понимаете, мертвый младенец лежал.

Стихи еще 1880-90-х годов, только опубликованные с запозданием, – но написанные с еще большим запозданием. Это ровно то же, что делали наши романтики, от Боровиковского до Федьковича: взять общеизвестный текст (на восточной Украине – или русский, или через русское посредство) и показать, что эту историю можно рассказать и по-украински. Но в 1913 году!..

1913 год: баллады Жарка – и дебютная книга Семенка. Ну, как с интервалом в год – «Чорний Ворон» и «Ворошиловград», примерно так. Эпоха менялась – уже изменилась, уже написаны «Тіні забутих предків» и «Лісова пісня», – а Жарко оставался там, откуда и началось это движение.

Он дожил до советской власти, был арестован за шпионаж в пользу Великобритании, но умер, кажется, своей смертью и на свободе. Один его крохотный рассказ (плохой) даже выходил в томе украинской новеллистики в «БУЛ».
Tags: ІУЛ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments