Михаил Назаренко (petro_gulak) wrote,
Михаил Назаренко
petro_gulak

Categories:

Горожане

Евгений Шварц, как известно, был очень умен и очень точен.

В письме 1944 года к Николаю Акимову он комментирует «Дракона» – и примечательно, что самая известная постановка пьесы, захаровская, авторское видение совершенно игнорирует. Потому что Шварц, как сказано, был умен и точен. (NB. О достоинствах и недостатках фильма дискутировать не хочу; отличный финал, прекрасный Тихонов-Шарлемань, классический Гладков – и плохое почти все остальное, даже хорошие артисты. Перестроечное кино ТМ.)

Итак, письмо.

«…быт этого города в высшей степени устоявшийся, быт, подобный дворцовому, китайскому, индусскому.
В пределах этого быта, в рамках привычных – жители города уверены, изящны, аристократичны, как придворные или китайцы, как индусы. Выходя из привычных рамок, они беспомощны, как дети. Жалобно просятся обратно. Делают вид, что они, в сущности, и не вышли из них. Так, Шарлемань пробует убедить себя и других, что он вовсе и не вышел из рамок. («Любовь к ребенку это же можно! Гостеприимство это тоже вполне можно».) Эльза, образцовая, добродетельная гражданка этой страны, говорит Ланцелоту: «Все было так ясно и достойно».
Они уверены в своей нормальности, гордятся, что держатся достойно.
Увереннее, аристократичнее, изящнее всех Генрих, потому что он ни разу не выходит из привычных рамок, никогда не выйдет и не почувствует в этом необходимости.
И он всегда правдив. Искренне уговаривает Эльзу, простосердечно уговаривает отца сказать ему правду, ибо он не знает, что врет. Он органически, всем существом своим верует, что он прав, что делает, как надо, поступает добродетельно, как должно.
Так же искренне, легко, органично врет и притворяется его отец. Настолько искренне врет, что вопрос о том, притворяется он сумасшедшим или в самом деле сумасшедший, – отпадает. Во всяком случае в безумии его нет и тени психопатологии. Вот и все пока, милый Николай Павлович».

(Искренность! Вспоминаются две сценические версии «Головлевых». Судя по сохранившимся отрывкам, Смоктуновский играл русского Тартюфа –то есть именно то, что отрицал в Иудушке сам Щедрин. А Евгений Миронов сыграл – и гениально сыграл – человека, до мозга костей уверенного в собственной правоте и святости. Это страшнее.)
Subscribe

  • Ангел карантина

    Тем временем в саду Стивена Моффата (фото из его инстаграмма).

  • Exterminate

    Пока мы сидим по домам на удаленке, Далеки захватывают улицу Иоанна-Павла II.

  • Доктороктошный лонгрид

    Ломка по «Доктору Кто» достигла таких масштабов, что мы посмотрели-таки последний сезон. Рано или поздно каждый хувиан должен произнести…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments