Михаил Назаренко (petro_gulak) wrote,
Михаил Назаренко
petro_gulak

О пользе учения книжного

Быть научным руководителем шести ленивых дипломников и краснеть за них на предзащите - удовольствие ниже среднего. По сравнению с ним чтение курса древнерусской литературы на украинском языке для группы китайцев - сплошной кайф. Примечание: читать собственно древнерусскую, т.е. киеворусскую литературу на украинском языке несложно - слава Богу, и переводы, и учебники, и монографии есть; но вот объяснять смысл загадочных слов "Долго ли муки сея, протопоп, будут" уже затруднительно. Впрочем, и украинский они понимают - два слова на третье.
Но эти лекции - хороший повод для того, чтобы перечитать замечательные тексты. "Повесть о Петре и Февронии" - первая история любви в русской литературе, "Повесть о Дракуле" - первая "двусмысленная (анти)утопия", "Повесть о Горе-Злочастии" - совершенно достоевская притча.
И "Повесть об Азовском осадном сидении", которая раньше мне не попадалась.
Напомню ситуацию (в официальной версии): в 1637 году донские казаки, в большинстве своем беглые холопья, захватили Азов и четыре года спустя выдержали в нем четырехмесячную осаду. Пять с половиной тысяч казаков отразили двадцать четыре приступа 250-тысячного турецкого войска, и султан Измаил снял осаду.
Собственно "Повесть" выстроена как "роспись" казаков царю Михаилу Федоровичу - подробный отчет об осаде. О том, в частности, как турецкие послы обещали казакам "честь великую", если те перейдут на сторону султана. "И то вам, вором, дает ведать, что от царства вашего Московского никакой от человек к вам не будет руских помощи и выручки. На што вы надежны, воры глупые? И запасу хлебного с Руси николи к вам не присылают". Казаки отвечают бранно, и турки идут на приступ.
Завершается роспись прошением атаманов и казаков - выделить "в Азов для осадного сидения 10 000 людей, 50 000 всякого запасу, 20 000 пуд зелия, 10 000 мушкетов, а денег на то на все надобно 221 000 рублев".
А теперь предлагаю отвлечься от политико-экономической ситуации XVII столетия и прочитать последние строки "Повести":
"Нынешняго 150 году по прошению и по присылки Ибрагима салтана царя, он, государь царь и великий князь Михайло Феодорович, пожаловал турецкого Ибрагима салтана царя, велел донским атаманом и казаком Азов град покинуть".
В финале "Повести" эти слова ощущаются пощечиной. Предательство. Другого слова нет. Современные аналогии ("Вернем России Севастополь - город русской славы!") заведомо бессмысленны. Потому что совсем не важно, какой город и под флагом какой державы защищают. А важно то, что хроника полузабытой войны обернулась историей о власти, которая всегда готова предать и продать свой народ, изыскав при этом самые иезуитские формулировки.
Subscribe

  • И снова о каноне

    Готовясь к лекции, перечитывал «стэнфодские брошюры». В одной из них («Popularity/Prestige») нашел прекрасную формулировку, которую хочется…

  • К вопросу о критериях эстетической оценки

    (Из журнала Екатерины II "Всякая всячина", 1769, второй выпуск.) Ср. у Гаспарова: «Для Бахтина мысль неотделима от личности». Есть…

  • 5 типів

    В розмові – про очевидні речі, які треба проговорювати. Є п’ять типів текстів. 1. Тексти, які подобаються багатьом читачам. 2. Тексти, які…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments