Михаил Назаренко (petro_gulak) wrote,
Михаил Назаренко
petro_gulak

Category:

Сенковский против Котляревского

В февральской книжке журнала «Библиотека для чтения» за 1843 год, т. LVI, отд. VI, с. 46-49, была напечатана рецензия – очевидно, Осипа Сенковского – на первое полное издание «Енеїди» Котляревского. Процитирую довольно длинный первый абзац, а потом прокомментирую, чем этот текст примечателен:

«Новое издание знаменитой малороссийской пародии Виргилиевой Энеиды. Книга эта вовсе не принадлежит нашей литературе и нельзя догадаться, зачем к сочинению, совершенно не русскому, в этом новом издании приставлено русское заглавие. Приложенный в конце книги лексикон малороссийских слов, не сходных с русскими, как будто показывает, что издатели назначают ее для чте­ния во всей России. Она, конечно, стоила бы этого, но глав­ное препятствие к успеху ее у Русских заключается, и всегда будет заключаться, не в том, что мы не пони­маем языка ее, а в том, что ее остроумие для нас не понятно. Остроумия, особенно простонародного, нельзя вы­возить из одной земли в другую, как вывозят сало и пеньку. Еще менее передается остроумие из одного века в другой. Причина очень проста: потому что всякое остро­умие тесно связано с нравами, понятиями и привычками сво­его времени и своего места. Один какой-нибудь род остро­умия мода может распространить вдруг на многие госу­дарства вместе с политическими, литературными или об­щественными понятиями: тогда остряки острятся повсюду на один лад, как щеголи одеваются по одному фасону, как светские люди стараются жить по одному образцу, как педанты рассуждают об одном предмете. Но по­нятия, нравы, привычки со временем изменяются, и прежнее остроумие наконец становится тупым, бесцвет­ным, лишенным цели и приложения. Даже Вольтерово остроумие кажется нам теперь вялым и безвкусным. Как же хотеть, чтобы остроумие Котляревского, остроумие неновое, не современное и притом существенно малороссийское, прельщало нынешнего жителя Великороссии?»

Ну и дальше – о том, какой у малороссиян грубый, вульгарный юмор. Пусть себе смеются, а нам, «вчёным» (как сказал бы С. П. Голохвастов), нам-то это зачем?

Прежде всего – не о Котляревском, конечно, тут речь: Сенковский продолжает свой крестовый поход против Гоголя – примитивного насмешника и малоросса-русофоба («вы систематически унижаете русских людей» – это Сенковский о «Мертвых душах»).

Далее. Сенковский был вполне последователен в своем антиукраинском сантименте. Одновременно с рецензией на «Енеїду» он опубликовал большой разбор «Истории Малороссии» Маркевича, и смысл этой статьи был в том, что, если бы козачество сгинуло еще до Унии – как хорошо всем было бы! Украинский язык для него был «особенным провинциальным наречием, непонятным для большей части наших читателей», а украинский литературный – дикой смесью велико- и малорусских слов (это из положительной (!) рецензии на «Кобзаря»).

Тем интереснее, что Сенковский, говоря о поэме Котляревского, по сути зафиксировал момент отделения украинской литературы от «общерусской» (момент, растянувшийся лет на десять: плюс-минус с 1835-го по 1846-й). Отчего у книги русское название – «Виргилиева Энеида, на малороссийский язык переложенная»? Да потому что, как я недавно писал, до 1835 года («Наськи українськи казки» Бодянского) все украинские книги носили русские названия, в том числе «Енеїда» во всех прижизненных изданиях. Отчего в конце словарик? Да оттого, что украинские книги писались для имперского читателя, и разница между Котляревским и Гоголем (напомню: у него в «Диканьке» тоже есть словарик) только в том, что у одного непонятных слов больше, а у другого меньше.

И вот наконец в глубинах украинской культуры возникает непроговоренный (до «Гайдамаков», 1842) вопрос: а зачем, собственно? Зачем называть книги по-русски и прилагать словарики? Для кого мы пишем? Почему бы не для себя самих? Захотят понять – переведут. И уже Квитку-Основьяненко – монархиста и крепостника, верного слугу единой-неделимой – начинают переводить на русский. А потом – Шевченко и Марка Вовчка. А потом…

Злой и умный Сенковский увидел этот процесс одним из первых. Ему не понравилось увиденное – ну, а чего еще ждать?
Tags: ІУЛ
Subscribe

  • «Мороз»

    До речі, про Олексу Стороженка. Маю питання до історично обізнаних френдів. В оповіданні «Закоханий чорт» той самий чорт каже герою, що запорожців…

  • Одна буква / одне прізвище

    Как прекрасно известно текстологам, от ошибки, возникшей один раз, очень трудно избавиться – особенно если никто этим и не думает заниматься. Два…

  • Песня

    «Ты скажешь – как это мило…» (БГ) Вот идут Петров и Боширов, Вот идут Петров и Боширов, oh yeah, С флаконом «новичка» против всяких дебоширов Вот…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments