April 25th, 2004

Just Homsa

Смежили очи гении

Just Homsa

Вудхауз и Пратчетт

Попался на букинистическом лотке первый том "Саги о свинье", я и ухватил.
Удивительное сочетание очень смешных шуток, точных определений (меня долго будет преследовать термин "змея с бедрами" - естественно, это отзыв женщины о женщине) и поразительно однообразных сюжетов. Читаю уже третий роман о замке Бландинг - и в каждом появляется самозванка или самозванец, в каждом - замаскированный сыщик, и кто-нибудь всё время порывается что-нибудь стащить.
"Положитесь на Псмита" - судя по моему читательскому опыту, а равно и отзывам английских читателей - оказался едва ли не единственным совершенным романом Вудхауза. Романом, в котором есть всё. Есть много смешных книг; есть много книг уютных, - но настолько смешна и настолько уютна, кажется, только одна. ("Муми-тролли" стоят рядом и чуть в стороне.)
Но, как правило, Вудхауз пишет не книги, а фразы; не сюжеты, а героев (герои, правда, одни и те же, но в малых дозах не приедаются); или, еще вернее, не людей, а мир . В том он сродни Диккенсу. Ивлин Во недаром предсказывал, что романы Вудхауза станут спасением для будущих поколений - но спасением от чего? Кажется, от самих этих поколений.
Терри Пратчетт, который очень многим обязан Вудхаузу (чего и не скрывает), играет совсем иную роль - этакого постмодернистского Честертона. Убежищ он не строит, скорее разрушает; вспомним хотя бы Валшебное Каралевство, Угалок Мира и Щастя в "Ведьмах за границей". Вудхауз изображает изначально данный мир, разрушить который порываются неприятные типы, в роде Компетентных Бакстеров; Пратчетт говорит о мире, который создают сами люди, в соответствии с тем, что полагают достойным человека (параллельная эволюция Сэма Ваймза и Анк-Морпорка в этом смысле очень показательна). В мире Вудхауза не существует цены, которую нужно платить (только долги букмекерам); Пратчетт о цене не забывает никогда. Очевидно, что реальная Англия Вудхауза, разумеется, куда более сказочна, чем Плоский мир, - но в том-то и заключается ее притягательность!
Аминь.
Just Homsa

Кстати, о Пратчетте

Меня в свое время поразило, насколько точно этот атеист чувствует самую суть христианства (шире - авраамических религий вообще; но в первую очередь - христианства). В шестом романе о ведьмах, "Carpe Jugulum", матушка Ветровоск беседует с молодым омнианским священником Могучем Овсецом (Mightily Oats). Этот диалог я цитировал в своей статье о Пратчетте, но позволю себе привести значительно больший фрагмент - уж очень хорош.
Collapse )