June 3rd, 2004

Just Homsa

Театр Колумба

Just Homsa

Жизнь животных

http://www.geocities.com/linorg/31.html
«Боря Бергер утверждает, что жираф и человек - единственные существа, которые могут упасть с высоты собственного роста и разбиться насмерть. Надо проверить, как оно насчет слонов. Может, слону трудно упасть. Юра говорит, что у него подкашиваются ножки и он садится на попу. Но если завалить его вбок? Еще не забыть про сусликов, когда они стоят столбиком».

Очень душевно пишет Горалик о животных.
Just Homsa

Удивительные промыслы

Тем, кто меня знает, в это трудно поверить, но было когда-то очень давно такое время, когда я еще не читал Честертона.
Первым его рассказом, который попался мне на глаза, были "Потрясающие приключения майора Брауна" (в додревней "Науке и жизни"). И только сейчас я полностью прочел сборник "Клуб удивительных промыслов", в который этот рассказ входит.
Радостный абсурд. Английский карнавал (если, конечно, это не оксюморон).

"Судья немного помолчал - и вдруг запел громовым голосом. Пел он, как потом сообщили, следующее:
О раути-аути тидли-аути
Тидли-аути тидли-аутя
Хаити-айти тидли-айти
Тидли-айти оу.
Впоследствии он удалился от общественной жизни и поселился на чердаке в Лэмбете".
"Снизу из полумрака улицы, на которую уже опустились сумерки, хриплый голос с безжалостной четкостью выкрикнул:
- Майор Браун! Майор Браун! Где живет шакал?..
Крики издавала голова без туловища, лежавшая на тротуаре".
"Когда я явился туда, там были всего четыре незамужние дамы, не считая мисс Брэтт, и все они усердно занимались шитьем. Без сомнения, очень трудно запомнить и воссоздать все подробности их беседы, которая, при всей своей достойной ревностности, не слишком привлекла мое внимание, хотя касалась, если я не ошибся, носков".
"Придет день, и, может быть, я расскажу и о других обществах, членом которых мне довелось стать. Тогда я подробно опишу деятельность "Общества туфель мертвеца" - этого в высшей степени безнравственного союза, существование которого едва ли можно оправдать. Я расскажу правду о необычном появлении "Кота и христианина", название которого обычно истолковывают превратно. И весь мир узнает, наконец, почему "Общество пишущих машинок" объединилось с "Лигой красного тюльпана". О "Десяти чайных чашках" я, естественно, не решусь сказать ни слова..."
.

Это самый правильный абсурд, какой мне доводилось видеть: нелепости, которые оборачиваются здравым смыслом; ужасы, за которыми прячется незлобная шутка; "нагорный юмор", как назвал это Честертон в "Наполеоне Ноттингхилльском". Никакой "морали" здесь нет (это не рассказы об отце Брауне) - за исключением одной: род человеческий удивительнее, забавнее и разнообразнее, чем может показаться невнимательному наблюдателю.
Прочесть эту книгу можно здесь.