March 31st, 2005

Just Homsa

Dubia Ukrainica

Превращая доклад на Шевченковской конференции в статью, вспомнил пару хрестоматийных фраз. "Наша дума, наша пісня не вмре, не загине!" и "...История моей жизни составляет часть истории моей родины". Все цитируют (включая участников конференции), а вторая фраза даже висит на стенке кафедры шевченковедения - и подпись: "Т.Г.Шевченко".
Любой украинист (да, в общем-то, любой украинский филолог) должен знать, что обе цитаты принадлежат Пантелеймону Кулишу, который любил (и умел!) редактировать тексты своего коллеги-друга-соперника.
Возникает любопытная проблема: чья подпись должна стоять под словами об "истории жизни"? Шевченко (ведь это из его автобиографии)? Но он ничего подобного не говорил. Кулиша? Но тогда как-то неудобно размещать эту фразу на стене кафедры. Вообще умалчивать? Но слова-то, как сказано, хрестоматийные...
Останавливаемся на варианте «Шевченко» и продолжаем жить в мире условностей.
Just Homsa

Переводы в телевизоре

Польский фильм "Первый миллион". "Господи боже мой!" - кричит женщина; за дубляжом отчетливо слышно: "Холера ясна!"
Какой-то русский сериал. "Давненько не брал я в руки шашки!". Субтитр: "Давно не брав я шаблі до рук". (Если кто-то процитирует анекдот о том, как на русский переводится "шабля" - забаню! :))