June 16th, 2005

Just Homsa

Личное

Как хороши сказки Каверина!

Она проснулась и написала Петьке: "Мой ненаглядный". Это значило, что ей очень хотелось на него поглядеть. "Я видела сон". Это значило, что ей снилось лето. "Пекарь любит хлебнуть". Это значило, что Пекарь иногда выпивал. "Я тебя люблю". Это значило, что она его любит. "Приходи. Твоя Настя".
Just Homsa

Исторический роман сочинял я понемногу

К давешнему:
"В повести "Капитанская дочка" Пушкин наложил сюжет на исторические события: В саму повесть Пушкин, вводит реальных людей того времени, помимо вымышленных персонажей. Это - Екатерина, Пугачев, чье присутствие в реальных событиях вряд ли можно оспорить:Вымышленные герои мало влияют на общий ход исторических событий. Пугачев не казнит Петрушу лишь за какой-то заятчий тулуп и стакан вина. Может такое вряд ли случилось бы на самом деле, но иначе врядли произошли все дальнейшие события: Поскольку Пушкин не знал реального Пугачева, то его черты автор описал по-своему: Сама идея написания рассказа на истор.события не нова и пользуется популярностью у авторов всех времен (К примеру "Тихий Дон" Шолохова, или "Турецкий гамбит" Акунина). Пушкин очень интересно наложил вымышленную историю на реальные события. Главные герои всегда в центре событий: Так же Пушкин хотел пояснить как получился Пугачевский бунт, который как и все русские "кровавый и беспощадный".
Just Homsa

Sic transit

В сообществе ru_aelita продолжаются голосования за лучшую советскую фантастику 19... годов. Забавно и поучительно: я, воспользовавшись случаем, читаю рассказы из номинационных списков и нахожу много нового (или забытого) и интересного. Поразительно, сколько текстов прекрасно читаются и сейчас - лучшие вещи Севера Гансовского, например - с минимальной "поправкой на время". Удивительно, сколько рассказов известных писателей устарело - и, по-моему, безнадежно: почти весь Илья Варшавский. То, что на уровне Стругацких не работал никто, очевидно априори; теперь убеждаюсь, что и до уровня лучших вещей Булычева тоже никто не поднялся. Слабее, чем помнилось, и интересней, чем ожидал, оказался Анатолий Днепров. Он точно предугадывал сюжеты будущей американской НФ: "Уравнения Максвелла" - "Концлагерь" Диша; "Ферма СТАНЛЮ" - "Пятая голова Цербера" Вулфа.
Хорошо бы запустил кто-нибудь серию ЛУЧШЕГО СОВЕТСКОГО - более представительную, чем антологии, которые теперь составляет Головачев, и более строгую в отборе, чем АСТовские "Классики отечественной фантастики". Но найдется ли составитель, чьи вкусы полностью совпали бы с моими? Нет, уж лучше пусть потихоньку пополняется коллекция файлов на моем диске, в папке TEXTS/differ/ussr/