October 26th, 2005

The Bad

Ур-роды: Сага продолжается

Посвящение к седьмой "Темной Башне":
Кто говорит, не слушая — глух.
А потому, Постоянный Читатель, эта последняя книга цикла «Темная башня», посвящается вам.

Оригинал:
He who speaks without an attentive ear is mute.
Therefore, Constant Reader, this final book in the Dark Tower cycle is dedicated to you.

Какого дьявола, спрашивается, стивенкинговые фаны выверяли русский перевод на форуме? Чтобы в первой же фразе был ляп?
А пред-финал?
— Я иду во имя Стивена Дискейна, он из Гилеада!
Я иду во имя Габриэль Дискейн, она из Гилеада!..
[...]
Я иду во имя Стивена Кинга, он из Мэна!
Я иду во имя Ыша, храбреца, он из Срединного мира!
Я иду во имя Эдди Дина, он из Нью-Йорка.
Я иду во имя Сюзанны Дин, она из Нью-Йорка!

"He of Gilead", "she of New York"- это "иже из Гилеада", "иже из Нью-Йорка". Высокая Речь, гады!..

В.Вебер. "АСТ".
Нужно ли что добавить?
The Good

Neil Gaiman. Neverwhere - Нил Гейман. Задверье

Это, как нас честно предупреждает переводчица, не роман. Это новеллизация сериала, сценарий которого писал сам Гейман. Результат - двойственный. И не сценарий (вещь в себе), и не роман (слишком мало внутреннего действия; вернее, слишком мало тех мелких деталей, которые создают "обжитость" художественного мира). Прочитал с удовольствием; на полку не поставлю; а как бы хотелось посмотреть сериал!..
Вопрос о том, может ли Гейман написать удачный текст объемом свыше двадцати страниц, предлагаю считать академическим (ни "Американские боги", ни "Коралайн" мне не понравились, то есть абсолютно). Но в то же время Гейман - один из тех, кто отлично чувствует саму природу мифа. В данном случае перед нами - лондонский миф, хорошо разработанный (эх, Акройда так и не купил!..), но представленный Гейманом с совершенно особой стороны.
В центре мифа, естественно, everyman, попадающий в Под-Лондон, где все названия станций метро и прочие местные топонимы становятся воплощенными - и зачастую зловещими - сущностями. Уровень работы такой, что штампы неотличимы от архетипов, и узнавание, составляющее важнейший признак массовой культуры, становится узнаванием мифологическим. Герой не может не сразиться с Лондонским Зверем; убитый не может не воскреснуть; испытание будет пройдено. Красиво сделано, ничего не скажешь.
...Ведь мог бы быть отличный роман! А так - средство пробуждения читательской фантазии. Что, впрочем, тоже хорошо.
(Любители Пратчетта! Что бы ни говорил сам Терри, а Mr Pin and Mr Tulip из The Truth - это со всей очевидностью парочка геймановских злодеев, скрещенных с тарантиновскими раздолбаями-гангстерами.)
Такой "локальный" текст, как Neverwhere, весьма труден для перевода. А работала над ним Анна Комаринец, один из самых "серых" нынешних переводчиков. На ее совести "День гнева" Стюарт, "Американские боги" (с "королевой Шебой"), "Бумажный Грааль" Блейлока и много других жертв. В "Задверье" она распознала все ловушки, даже попыталась из них выбраться, но...
Collapse )
В общем, Гейман - из тех писателей, за которых обидно: и за то, как их переводят, и за то, как они пишут. Мощный двигатель, работающий... ну, если не вхолостую, то явно не на полную мощность.
The Good

Обновления

В раздел критики на моей странице добавлены материалы из октябрьского номера "Реальности фантастики":
статья "В решете они в море ушли, в решете" из цикла "За пределами ведомых нам полей": викторианские сказочники в предыстории фэнтези (продолжение впредь);
и рецензия на сказки М. и С.Дяченко.
Обновление библиотеки - в течение недели.