November 3rd, 2005

... and the Bookman

Это устрашающее слово zashtsheeshtshayoushtsheekhsya

У Мошкова - статья Юрия Данилова о путешествии Льюиса Кэрролла по России.
Полностью этот фрагмент дневника Кэрролла переведен и издан отдельной книжкой несколько лет назад - переведен, как говорят, плохо; в сети я его не видел.
И у Мошкова же - еще один любезный нам англичанин: письма Лоренса Стерна.
The Bad

На основании простой логики

Какая-то сволочь выложила на Fictionbook.ru уйму литературы по "еврейскому вопросу", в том числе довольно любопытную подборку статей И.С.Аксакова (1862-83 гг.). Вот фрагменты:

(1862)
"Мы никогда не враждовали с евреями. Мы признаем великие дарования этого народа и искренне сожалеем об его заблуждении. Мы готовы желать, чтобы обеспечена была ему полная свобода быта, самоуправления, развития, просвещения, торговли (разумеется, поскольку евреи способны уважать общие для всех граждан законы); мы готовы даже желать допущения их на жительство по всей России, но мы не можем желать для них административных и законодательных прав в России, в стране, которая предносит пред собою знамя христианства, создалась и развивается на началах христианской истины и, повторяем, не в ином смысле признаем возможным будущее применение нового закона о евреях. Допустить евреев к участию в законодательстве или в народном правительстве, как в Англии (кроме дел, их непосредственно касающихся), мы считаем возможным только тогда, когда бы мы объявили, что отрекаемся и отказываемся от христианского путеводящего света. Совмещение же, с одной стороны, признания за евреями таких прав, с другой - официальной верности христианскому знамени, - есть ложь и лицемерие, вредные для народной нравственности и потому неспособные дать даже и на практике никаких прочно-полезных результатов.
Мы знаем, что против нашего мнения поднимется целый хор недобросовестных или непонятливых публицистов, что нас обвинят в отсталости, в варварстве, в невежестве и даже в фанатизме! Эти клеветы нам не страшны. Но неужели не найдется людей, способных рассмотреть вопрос хладнокровно и на основании простой логики? Или требование логики в сочинениях большей части наших публицистов - есть требование неумеренное?...

Collapse )
  • Current Mood
    Идут славянофилы и нигилисты
... and the Bookman

О герменевтике

Хорошо известно, какие герменевтические затруднения испытывал святой Августин, вознамерившись говорить о верных переводах, но обладая при этом самыми ничтожными познаниями в иностранных языках (еврейского он не знал совсем, а греческий - очень слабо).
(Умберто Эко)
... and the Bookman

Обеими руками - за!

Джонатан Свифт
Скромное предложение,
имеющее целью не допустить, чтобы литературные переводчики в России были в тягость отчизне, и, напротив, сделать их полезными для общества


Печальное зрелище предстает перед теми, кто, прогуливаясь по сему большому городу или путешествуя по стране, видел на улицах или на дорогах толпы нищих переводчиков, пристающих к каждому прохожему за милостыней. Все, думаю, согласятся с тем, что столь громадное количество переводчиков представляет собой лишнюю обузу для нашего государства в его настоящем плачевном состоянии. Поэтому всякий, кто мог бы изыскать хорошее, дешевое и легкое средство превратить этих людей в полезных членов общества, вполне заслужил бы, чтобы ему воздвигли памятник, как защитнику отечества.
Возникает вопрос: как обеспечить такое количество нуждающихся переводчиков при настоящем бедственном положении? Ведь найти им применение ни в ремеслах, ни в сельском хозяйстве не представляется возможным.
Поэтому я скромно предлагаю на всеобщее рассмотрение свои мысли по этому поводу, каковые, хотелось бы надеяться, не вызовут особых возражений.
Один мой просвещенный знакомый недавно уверял меня, что здоровый литературный переводчик, будь то переводчик в прозе или в поэзии, за которым был надлежащий уход, представляет собою восхитительное, питательное и полезное для здоровья кушанье, независимо от того, приготовлено оно в тушеном, жареном, печеном или вареном виде. Я не сомневаюсь, что он точно так же превосходно подойдет и для фрикассе или рагу. Из одного переводчика можно приготовить два блюда на обед, если приглашены гости; если же семья обедает одна, то передняя или задняя часть переводчика будет вполне приемлемым блюдом, а если еще приправить его немного перцем или солью, то можно с успехом употребить его в пищу даже на четвертый день, особенно зимою. Люди более бережливые (а время наше требует бережливости) могут еще вдобавок содрать с переводчика кожу. Из надлежащим образом обработанной переводческой кожи могут быть изготовлены превосходные дамские перчатки, а также летняя обувь…
Полагаю, что выгоды моего предложения столь очевидны и многочисленны, что, несомненно, будут признаны в высшей степени целесообразными.

http://magazines.russ.ru/inostran/2005/10/li22.html
...И другие классики о той же проблеме
... and the Bookman

Их нравы

http://magazines.russ.ru/inostran/2005/10/mi20.html
"Интернациональная литература", 1940 год. Рубрика "Письма из-за рубежа". Письмо Гарольда Хэзлопа о "Поминках по Финнегану".

"Литература погибла в руках Джемса Джойса потому, что его перо перестало быть оружием. Оно стало игрушкой, инструментом, на котором маэстро может лишь бренчать. Играть на нем по-настоящему он бессилен. Великая полнокровная сила творчества, которую так явственно ощущаешь при чтении Горького, у Джойса парализована, поражена в самом своем существе...
В Советском Союзе появление книги писателя такого масштаба, как Джемс Джойс, явилось бы крупным событием в литературной жизни. Газеты и журналы посвятили бы обсуждению этой книги целые столбцы. Видные писатели и критики подробно писали бы о ней. Литературные кружки при клубах и предприятиях обсуждали бы ее. Сам автор, вероятно, участвовал бы в этом обсуждении.
Не так происходит дело в Англии.
Здесь выход любой книги, независимо от ее ценности, можно уподобить рождению болезненного ребенка. Книга не включается в культурный фонд страны, о ней не говорят, как о событии. Она отдается на милость прессы.
Каждая газета хвалится тем, что в ее штате числится литератор, но лишь немногие из них могут гордиться своим литературным отделом. Рецензии на книги должны отвечать определенным неизменным требованиям капиталистической прессы, а именно: заметка о книге должна быть хлесткой, ничто сенсационное не должно быть упущено, никто из издателей - постоянных клиентов отдела объявлений - не должен быть обижен. Следовательно, книга, поступающая в редакцию как бы за "путевкой в жизнь", словно входит во враждебный и чуждый ей мир. Независимо от того, насколько крупным является данное произведение, рецензия не должна превышать количества строк, отведенных литературному отделу. Только в том случае, если новинка будет особенно злободневной, крайне сенсационной, или если она заслужит осуждение редакции, о ней может появиться специальное сообщение в отделе хроники. Если книга не обещает сенсации, она не вызывает к себе интереса:
Отобрав книги, газета передает их на рецензию своим присяжным критикам. Гонорар ничтожен, но рецензент может выжать дополнительно несколько шиллингов от продажи книги книготорговцам, которые не настолько щепетильны, чтобы точно придерживаться своего соглашения с издательством. Рецензент уносит пачку книг домой; прочесть их он не успевает, он может их только перелистать. Такая система рецензирования становится своего рода искусством. Пробежав опытным глазом по главам и перефразировав крикливую рекламу на обложке - аннотацию - рецензент ухитряется состряпать довольно сносную заметку.
Я недавно взял у своего приятеля, работающего в одной лондонской газете, новую книгу. Он написал об этой книге восторженную рецензию, и я уверен, что многие читатели по его совету приобрели эту книгу. Когда я уходил от него с книгой под мышкой, он попросил меня как можно скорее вернуть книгу, так как он еще не успел ее прочитать.
  • Current Mood
    А сам-то, сам-то...