July 29th, 2007

... and the Bookman

Литературное наследство

Ничего сенсационного, просто метки времени...

Т. 3 (1932) - фотография с подписью: "А.К.Толстой и его реакционные друзья позднейших лет" (Гончаров, Каролина Павлова, Болеслав Маркевич...). Сама статья посвящена той огромной роли. которую сыграл Добролюбов в создании образа и сочинеинй Козьмы Пруткова.

Т.13-14 (1934). А вот это - чистый Оруэлл.
Как всегда, на экране появился враг народа Эммануэль Голдстейн... Он поносил Старшего Брата, он обличал диктатуру партии, требовал немедленного мира с Евразией, призывал к свободе слова, свободе печати, свободе собраний, свободе мысли, он истерически кричал, что революцию предали... И все время, дабы не было сомнений в том, что стоит за лицемерными разглагольствованиями Голдстейна, позади его лица на экране маршировали бесконечные евразийские колонны...
Collapse )
True Neutral

The Virgin Suicides

Стоило мне дочитать книгу, как через два часа по телевизору показали фильм Софии Копполы.
Не так часто мне встречаются книги, о которых я не могу ничего сказать по сути. Не потому, что роман Джеффри Евгенидеса написан плохо или "никак"; он хорошо написан. Но о чем он? Каков его смысл? Я сходу могу предложить с полдюжины способов интерпретации (начиная с очевидного: "звенья головоломки, которую мы так и не смогли сложить" - последние слова книги), но не думаю, что любой из них предпочтителен. Роман, безусловно, искусен, саркастичен на грани цинизма, о технике и настроении можно говорить долго, - но оставил он меня скорее в недоумении.
В отличие от фильма. Многое в романе принципиально непереводимо на язык кино - неопределенное "мы" рассказчиков, повествовательная перспектива, гипертрофированное внимание к деталям. Но и то, что может быть воплощено в зримых образах, из фильма исчезло или прошло третьим планом - стиль mockumentary, постепенное разрушение... и главное: в фильме рассказана понятная, связная история, в книге - та, которая понята быть не может. Фильм вообще часто балансирует на грани фола (читай: фильма о подростках; а книга не о том - о чем бы она ни была, но не о том). Я не отрицаю талант Копполы-режиссера и даже напротив того; но книга для меня всегда первична, а в данном случае - еще и куда сильнее.