December 27th, 2008

... and the Bookman

Пимен

Почему пушкинского летописца так зовут? Я то ли не знал, то ли забыл, а сегодня в комментариях к "новиздатовскому" "Борису Годунову" вычитал: согласно Карамзину, когда Отрепьев решил перебраться в Литву, "служил ему путеводителем новый спутник его, инок Днепрова монастыря, Пимен" (т. XI, гл. 2, 127)
Добавлю от себя: в карамзинском примечании к этим словам Пимен поминается в одном ряду с Варлаамом и Мисаилом. Весьма примечательно: ведь именно Пимен неосознанно (или, как полагал один из персонажей Дины Рубиной, вполне осознанно) подтолкнул Григория к мысли "Буду царем на Москве!". Такой вот наставник и путеводитель: хорошее было у Пушкина чувство юмора.