August 15th, 2009

... and the Bookman

Бессонница в летнюю ночь: судьба Оберона

Кажется, ссора Оберона и Титании, перманентный конфликт, настолько плотно вошедший в литературу, что кажется неким вневременным архетипом, - вымышлен Шекспиром. Нигде мне не удалось найти никаких указаний на возможные первоисточники.
В предисловии к одному английскому изданию "Сна" сказано, что У.Ш. вдохновлялся чосеровским "Рассказом купца", - но там спор по конкретному поводу, не более. Да еще в одном, сравнительно редком варианте "Томаса-Рифмача" (которым воспользовалась Кашнер) Королева велит Томасу не разговаривать с Королем. Не более того.
Роман "Гуон Бордоский" (1 пол. XIII в.), в котором, как известно, впервые появляется Оберон, был переведен на английский в 1528 г. Однако еще в 1444 г. в Лондоне был приговорен к позорному столбу некий злодей, вызывавший "злого духа по имени Обериком" (в 1510 г. мошенник брался вызывать "Обериона"): имя ушло в народ раньше текста. Что показательно. Может ли быть, что Шекспир вдохновлялся локальным и не дошедшим до нас фольклором?
Томас Джексон в "Трактате касаемо происхождения неверия, ложной веры и ереси" (1625) рассказывал о "невежественной души человеке", который, будучи соблазнен неким "учителем нечестивых искусств" на "опасный эксперимент" - поиски цветка папоротника, который вырастает и дает семя под покровительством Короля Фейри. Как зовут Короля, бедный поселянин вспомнить не мог, пока Джексон не прочитал ему "Гуона Бордоского". [Katharine Briggs. The Anatomy of Puck, p. 104, 114.]
Пратчетт, рассказывая свою версию истории о Короле и Королеве, совмещает "Сон в летнюю ночь" с "Виндзорскими кумушками", привнося в несколько книжный мир первой пьесы кельтские мотивы второй (Херн-Охотник - в переводе Маршака-Морозова именно это место ужасно искажено).