December 4th, 2009

... and the Bookman

Next in line

- Фунт сидел при Александре Втором "Освободителе", при Александре Третьем "Миротворце", при Николае Втором "Кровавом", при Александре Федоровиче Керенском...
И, считая царей и присяжных поверенных, Фунт загибал пальцы.


Для меня было неочевидно то, что отметил Я.С. Лурье ("В краю непуганных идиотов"): следующий присяжный поверенный (точнее, помощник такового) - это Ленин.
Однако.
The Morra

Плоды просвещения

На Терещенковской улице, возле Музея русского искусства, у памятника Репину стоит очень маленький ребенок и тычет пальцем в буквы на пьедестале.
Мама: - Пойдем. Пойдем.
Ребенок (не шевелясь): - А кто это?
Мама: - Репин. Пойдем.
Ребенок (не шевелясь): - А кто это?
Мама: - Пойдем. Пойдем. Писатель.

("А почему тогда памятник Чехову?")