February 11th, 2010

... and the Bookman

Какая-нибудь такая трава

Есть у Шкловского замечательно злая и замечательно умная рецензия на "Митину любовь" - там он выстраивает литературную генеалогию Бунина и, конечно же, вспоминает пародию Достоевского на Тургенева:
"...Тут непременно растет дрок (непременно дрок или какая-нибудь такая трава, о которой необходимо справляться в ботанике). При этом на небе непременно какой-нибудь фиолетовый оттенок, которого, конечно, никто не успел приметить из смертных, то-есть и все видим и не успели приметить, а "вот, дескать, я поглядел и описываю вам, дуракам, как самую обыкновенную вещь". Дерево, под которым уселась интересная пара, непременно какого-нибудь оранжевого цвета".

Почему я, собственно, вспомнил об этом: читал дневники Бунина (по рабочей надобности; надеюсь, вы не думаете, что я читаю Бунина для удовольствия) и наткнулся на описание вечера в Индийском океане:
"Возвращаясь с кормы к обеду, ахнул: луна - зеленая! Посмотрел из столовой в окно, выходящее на бак: да, зеленая! Нежно-зеленая на гелиотроповом небе, среди пепельных облаков, над зеленым блеском океана!"
Heliotropium turgenevi, как говорил Кинбот. Дневник, конечно, частный, но зачем же так подставляться? А вот не умел он иначе.

"Шмели у Ивана Бунина "бархатно-черно-красные", это оттого, что они заново выкрашены" (Шкловский).