December 14th, 2011

... and the Bookman

"Биография жизни Мануэля": за текстом

Я уже много раз писал об одном из самых недооцененных американских прозаиков – Джеймсе Брэнче Кэбелле (см. по тэгу; достаточно сказать, что ни в одном американском книжном магазине, куда я заходил, ни один продавец о нем даже не слышал).
Один из любимых приемов Кэбелла – не описывать событие, но постепенно, при помощи мелких деталей дать вполне четкую картину того, что произошло. От переводчиков это требует, конечно, особой внимательности. Перечитываю – впервые в оригинале – "Земные фигуры" и вижу, что одна из ключевых сцен осталась просто не понята и, соответственно, не передана по-русски.
Мануэль и Ниафер встречают на пути Дедушку Смерть, и тот требует, чтобы один из двоих отправился вместе с ним, а кто именно – пусть решают сами. Мануэль любит жену, однако себя он любит еще больше; и Ниафер радостно соглашается с его выбором. Затем:

Then Niafer bade farewell to Manuel with pitiable whispered words. They kissed. For an instant Manuel stood motionless. He queerly moved his mouth, as though it were stiff and he were trying to make it more supple. Thereafter Manuel, very sick and desperate looking, did what was requisite. So Niafer went away with Grandfather Death, in Manuel's stead.
"My heart cracks in me now," says Manuel, forlornly considering his hands, "but better she than I."
...Then Manuel rubbed his wet hands as clean as might be...

В переводе (который здесь вернее назвать довольно приблизительным пересказом):

Затем Ниафер шепотом попрощалась с Мануэлем. Они поцеловались. После чего Мануэль помог ей подняться в седло, и Ниафер ускакала с Дедушкой Смертью вместо Мануэля.
– Сердце мое разрывается, – сказал Мануэль, мрачно рассматривая свои ладони, – но лучше она, чем я.
...Мануэль вытер о штаны свои влажные руки...

И т.д.
Еще более яркий пример – и на этот раз переданный по-русски без сокращений – история о том, как именно Мануэль стал Искупителем Пуатема. Фрагмент длинный, поэтому – под кат.
Collapse )

Как ни странно, многие читатели – и я в том числе – при первом чтении не понимают, что именно было "должным образом исполнено".
А что происходит в кульминационных сценах романа "Кое-что о Еве" я не понимаю до сих пор.