July 20th, 2015

... and the Bookman

Великий, великий мертвец

Чем больше я роюсь в текстах, связанных с могилой Шевченко, тем больше нахожу подтверждений исходной гипотезы (которую впервые сформулировала, видимо, Оксана Забужко: Шевченко - заложный покойник). Причем какие-то важные вещи проговариваются совершенно неосознанно.
Вот очерк Нечуя-Левицкого "Шевченкова могила" (1881): "Великие люди говорят с живыми через землю из гроба"; "Что-то тяжелое ложится на сердце и давит его, словно камни, лежащие на его [Шевченко] могиле"; и - в конце длинного поэтичного описания окрестных красот - "Мне казалось, что я стою где-то в Швейцарии на взгорье Пилатуса".
Нужно напоминать, в честь какого именно заложного покойника по легенде названа гора Pilatus и кто встает из воды каждую Страстную пятницу? Так отож.