May 20th, 2017

... and the Bookman

Внеклассное чтение

А теперь немного о тех книгах, мимо которых многие пройдут мимо (и на «Арсенале», и после «Арсенала»), а надо хватать не раздумывая.
Во-первых, сегодня была презентация украинского перевода киплинговского «Кима», о котором достаточно сказать, что это один из лучших романов ХХ века (хотя и написан в XIX-м). Важная книга – и актуальная для нас, как и весь Киплинг; не только потому, что герои обводят вокруг пальца русских шпионов. Просто Киплинг был гений. Издательство – «Навчальна книга – Богдан».

Во-вторых. Как-то вообще без рекламы и шумихи издательство «Рідна мова» выпустило – первое за 27 лет! – переиздание романа Ричарда Адамса «Небезпечні мандри» («Watership Down»/«Обитатели холмов» тож). Все тот же великолепный перевод Олександра Мокровольского, только в 1990-м он выходил сокращенный процентов на 20, а сейчас наконец-то – полный текст. Твердый переплет, карта на форзаце, всё как полагается. А если вы не знаете, что такое «Небезпечні мандри», то очень зря. Это как Толкин, только совсем не Толкин.

И, наконец, в зале «Малі» на стенде «Пенмен» сегодня еще продавался том переводов Максима Стрихи, – а эту книгу найти вообще очень непросто.

Завтра – последний день Арсенала.
... and the Bookman

(После арсенальных разговоров о поэзии)

На одном из круглых столов лондонского Worldcon’а 2014 года продвинутая модераторша мэттер-оф-фэктным тоном начала с тезисов о постколониализме, патриархатности и пр., и пр., но когда зашла речь о том, что, «как все мы знаем, автор умер...» – Конни Уиллис произнесла не в микрофон, но очень четко и очень оскорбленно: «It’s SO not true!»
А потом взяла микрофон и размазала постструктуралистку.
* * *
Примечательно, что, пока Жадан в 2000-е годы писал унылые верлибры, он всем был хорош и пригож, но как только стал работать с дольником и рифмой, тут же оказался офыркан критиками. И, нет, началось это не тогда, когда он, пафосно говоря, стал голосом времени. Не с «Життя Марії» (2015) это фырканье началось – а с «Вогнепальних і ножових» (2012), то есть когда оказалось, что хиты из предыдущей книги, «Ефіопії» (2009), – не случайность, и Жадан действительно перешел на новый уровень. (Уйти бы ему еще теперь от самоповторов... Но об этом как раз говорят меньше.)
Верлибр вообще стал новым ямбом (в смысле полной затертости), только чтобы им писать, не нужно даже знать, что такое ямб. Для украинской поэзии, несмотря на такие яркие примеры, как X, Y, Z, он остается маргинальным, что и к лучшему, по-моему.
* * *
Последние полтора века искусство пытается определить, без чего оно может обойтись, оставаясь искусством. Ответ: безо всего (поп-арт, аритмичный верлибр). Но это не значит, что то, без чего можно обойтись, лишнее. Всё равно что сдирать с живого человека кожу и мясо, потому что на самом-то деле всё держится на скелете! Хотя, конечно, обнаженный скелет необходим в кабинете биологии.