November 12th, 2017

... and the Bookman

Всё еще хуже

По этой версии - не "ХРЕН ЖИЛИ РУСЫ", нет.

Ольга Седакова.
Об этрусках


Эпизод из жизни Вяч.Вс.Иванова. В глухие застойные годы к таким людям, как Вяч.Вс. или С.С. Аверинцев, шли и шли одинокие гении: изобретатели вечного двигателя, эликсира молодости, разгадчики всех мировых тайн. Надеялись на понимание. Однажды в Институте славяноведения появился такой человек, в черном плаще и с горящим взором. Он расшифровал этрусскую письменность.
- Оля, останьтесь с Вяч.Вс.! - сказала Т.М.Николаева. - Боюсь за него.
Расшифровка была простой: этруски - это русские. Римляне их затирали. (Кстати, это важнейшая составная русского мифа: русских всегда и все затирают. Недавно собеседник на улице мне сообщил, что настоящая история славян похищена и хранится в Ватикане).
Гений протянул Вяч.Вс. расшифрованный этрусский текст. Вяч Вс. подвинул его ко мне. После первых слов: ХРЕН ХРИСТОС - я читать бросила.
Вяч.Вс. стал было намекать гению, что сведения о славянах не восходят раньше... а русские и подавно...
Гений свирепел и становился страшен.
- Вот такие, как Вы, не дают хода свободной мысли! Вы тут сидите, зарплаты получаете, а людям правду сказать не даете! Вы ничего не знаете!
Он приближался к физическим действиям.
Тут меня осенило:
- Правда, мы ничего не знаем. Это же Институт славяноведения. Мы только славянские языки знаем. Пойдите к тем, где все зыки изучают!
-А где?
-В Институте общего языкознания. Обратитесь там к...
Гений успокоился и сказал с презрением:
- И правда, зачем я СЮДА пришел!
Just Homsa

LiTerraCon-2017

Закончились три (два с половиной) дня «ЛиТерры». Как всегда – спасибо организаторам, участникам и слушателям.
Два главных ощущения:
1) Сознание и читателей, и издателей заметно продвинулось за последние годы, и сегодняшнюю картину книжного рынка фантастики, уж каков он есть, еще несколько лет назад невозможно было бы даже представить.
2) Есть очень много тем, которые здесь и сейчас нужно проговаривать, серьезно и подробно («некоторые вещи, существование которых недоказуемо, да и маловероятно, но которые именно благодаря тому, что люди благоговейные и совестливые видят их как бы существующими, хотя бы на один шаг приближаются к бытию своему, к самой возможности рождения своего»), и опыт прошлых фестивалей или того же «Арсенала» говорит, что диалог тут оптимальней круглого стола и тем более массовой дискуссии. Если, конечно, находятся люди, готовые по-дружески вцепиться друг другу в аксиомы.