January 5th, 2018

... and the Bookman

The Rise and Fall of D.O.D.O.



Еще в прошлом году я хотел написать о последнем романе Нила Стивенсона – «Взлет и падение Д.О.Д.О» (в соавт. с Николь Галланд). Впечатления… смешанные.
В книге есть то, что мы знаем и любим по предыдущим романам, но в каких-то почти гомеопатических дозах. Да, фотографирование солнечного затмения 1851 года как причина исчезновения магии – это круто (но что-то подобное было в «Карантине» Игана). Ведьма в роли кошки Шредингера как инструмент возвращения магической эпохи – тоже (но у Краули-то потоньше было сделано). Самоповторы: семейство Хакльгебер и инкантер Енох Роот, которые якобы не Хакльгеберы и не Роот.
Приключения экспериментаторов-«попаданцев» – вернее, «отправлянцев» – хороши, а порой и гомерически смешны: ирландская ведьма, любовница Марло, ненавидит стратфордского выскочку и даже в «Ромео и Джульетте» ухитрилась найти антиирландскую пропаганду; викинги складывают в качестве боевого инструктажа «Сагу о Волмарте».
Но.
Меня не оставляло ощущение, что я читаю не лучший роман Конни Уиллис. Уиллис, как правило, куда менее ровный писатель, чем Стивенсон, однако ее «Оксфордский цикл», при всех очевидных недостатках, – очень целенаправленное, серьезное и последовательное высказывание. (Вы еще не читали «Пожарную охрану»? Напрасно, если так.) А «Д.О.Д.О.» («Департамент особых диахронных операций», in case you’ve wondered) не только содержит минимум две сюжетные дыры такого масштаба, которые и Уиллис себе не всегда позволяет, – дело куда серьезней. Лучшие романы Стивенсона – то есть его уотерхаузовско-анафемская пенталогия – о людях, которые постоянно размышляют о том, что и почему они делают. В «Д.О.Д.О.» герои задумываются об этом слишком поздно, слишком вскользь и чуть ли не для галочки. После чего следует обычный стивенсоновский не-финал, только на этот раз – с очевидным заделом на продолжение, которое вряд ли появится.
Стивенсон, конечно, любит обманывать ожидания, но опять в этом перестарался: «роман, не похожий на предыдущие», – не всегда значит «хороший по-другому».