October 28th, 2018

... and the Bookman

Очитка

Воспоминания о Пантелеймоне Кулише одного из его современников, написанные довольно неразборчивым почерком (опыта работы с архивными документами у меня не очень много).
Мемуарист говорит, что Кулиш называл Максимовича «обжора, нахал и говорун». В публикации этого текста вместо «нахала» – «пахан». Нет, Максимович, конечно, крупный человек, но не настолько же…