December 5th, 2020

... and the Bookman

200 лет Фету

Фейсбук напомнил, что на 195-летие я запостил стихотворение "Нептуну", - почему бы и не повторить? Оно и остается одним из любимых.

НЕПТУНУ

Птицей,
Быстро парящей птицей Зевеса
Быть мне судьбой дано всеобъемлющей.
Ныне, крылья раскинув над бездной
Тверди, - ныне над высью я
Горной, там, где у ног моих
Воды,
Вечно несущие белую пену,
Стонут и старый трезубец Нептуна
В темных руках повелителя строгого блещет.
Нет пределов
Кверху и нет пределов
Книзу.

Здравствуй!
На половинном пути
К вечности, здравствуй, Нептун! Над собою
Слышишь ли шумные крылья и ветер,
Спертый надгрудными сизыми перьями? Здравствуй!
Нет мгновенья покою;
Вслед за тобою летящая
Феба стрела, я вижу, стоит,
С визгом перья поджавши, в эфире.
Ты промчался, пронесся, мелькнул и сокрылся,
А я!

Здравствуй, Нептун!
Слышишь ли, брат, над собою
Шумный полет? - Я принес
С жаркой, далекой земли,
Кровью упитанной,
Трупами тучной,
Лавром шумящей,
Мой привет тебе: здравствуй, Нептун!

Вечно, вечно,
Как бы ни мчался ты, брат мой,
Крылья мои зашумят, и орлиный
Голос к тебе зазвучит по эфиру:
Здравствуй, Нептун!

(1847; Нептун здесь - не бог, а планета)
... and the Bookman

Oxford Universe #5

Для тех, кто в контексте: Конни Уиллис пишет новый «оксфордский» роман!

Для тех, кто не в контексте: есть такая американская фантастка – Конни Уиллис. Ее лучшая вещь – повесть «Пожарная охрана» (1982) о лондонском соборе Святого Павла во время Блица. (Повесть славна тем, что отобрала «Хьюго» и «Небьюлу» у первых киберпанковских текстов Гибсона и Стерлинга – ну, и правильно; а скандал был большой.)

«Пожарная охрана» начала «Оксфордский цикл» о раздолбаях-историках XXI века, которые путешествуют во времени: «Книга Страшного суда» (1992), «Не считая собаки» (1998), «Затемнение/Отбой» (2010). Это романы с чудовищными недостатками (масштаба Кинга или Роулинг) и с очевидными достоинствами; что перевешивает, решать каждому читателю. И это, помимо прочего, редкие в современной литературе религиозные книги честертоно-толкинского типа: никакой Аслан прямо не появляется, но Бог есть – для тех, кто Его заметит.

Ну, и вот, новый роман: рабочее название «The Spanner in the Works»; Оксфорд, Тинтернское аббатство (Вордсворт?), инклинги, Вторая мировая (естественно), Кэрролл и «ужасная статуя утонувшего Шелли в Университетском колледже».

Буду ждать: шансы на то, что книга получится хорошей, 50 на 50 (как обычно у Уиллис: или получится, или нет).
... and the Bookman

Борис Херсонский

Апокриф - незаконный полукровок
от святости и вымысла: неловок,
никак не может втиснуться в канон,
пролезть в догмат, вписать кого-то в святцы,
взлететь, над колокольнею подняться
и сверху слушать колокольный звон.

Но он живет, без славы и огласки,
ему довольно прав волшебной сказки
о глиняных оживших воробьях,
святых кентаврах, силачах псоглавых,
о чертиках, чумазых и лукавых,
плодящихся в неведомых краях,

родителях Марии престарелых,
об ангелочках пухлых, крыльях белых,
растущих сквозь рубахи, о слезе
окаменевшей, о целебных водах,
об озлобленных, проклятых народах,
идущих по неправедной стезе.

Апокриф - незаконный брат Писанья,
он обречен на долгие скитанья
из церкви в церковь да из уст в уста,
минуя ухо, разум потрясая,
идет фигурка темная, босая,
чтоб с покаяньем пасть к ногам Христа.