Михаил Назаренко (petro_gulak) wrote,
Михаил Назаренко
petro_gulak

На заданную тему-3

(Продвигаюсь по списку медленно, но верно.)
satharis: "Книги, в которые играют люди".

А и в самом деле: какой должна быть книга, чтобы в нее играли? Ответы "интересной", "яркой", "талантливой" отбрасываем как неконструктивные. "Преступление и наказание" - интересная, яркая и, мягко говоря, талантливая книга, но ролевые игры по ней, слава богу, не проводятся. (Или я ошибаюсь?) Постмодернистские игры в духе "Do yourself a book" Лема не в счет.
Более того, не каждая книга, которая потенциально может стать "игровой", ею становится.
Итак, факторы:
1. Своеобычные герои. Не ставлю на первое место фабулу, потому что даже она, по большому счету, не главное. В "Хогбенах" никакого особо закрученного сюжета нет, а в них играют. Или играли, во всяком случае. Есть свидетельства.
При этом число таких героев больше одного, даже если один - центральный. Можно играть в пиратов вообще, можно играть в "Остров сокровищ", но вряд ли - в капитана Блада. Потому что Бишопы и Волвертоны существуют не сами по себе, а на подхвате.
Минимум - двое. Скарлетт и Ретт Батлер. С горящей Атлантой в качестве фона. (Да, извращение, я знаю.)
2. Да, и хорошая фабула, конечно. Что бы делали три мушкетера без кардинала, миледи и подвесок?
3. Из первых двух пунктов следует антагонизм героев - разделение на казаков и разбойников; и неоднозначность такого разделения - чтобы интересно играть за обе стороны. Вариант: антагонизма как такового нет, но герои представляют широкий спектр психотипов: те же Хогбены или обитатели Муми-дола.
4. Мир прописан достаточно богато, но не до конца: есть что допридумывать.
5. И мир этот достаточно экзотичен.
Соответствовать всем этим условиям могут книги, находящиеся на уровне плинтуса (читатели Буджолд, вы не обидитесь?..), но, тем не менее...
Но есть и шестой вариант: игра в игру, описанную в книге. От Чернышевского (жизнь и приключения Веры Павловны, описанные как образец и модель для читателей - о трагических последствиях игры в "что-делать" см. монографию И.Паперно) - до Крапивина (о котором распространяться не буду). С точки зрения социологии чтения этот вариант интересней всего. Его предельное выражение - порождение действительностью тех явлений, которые описаны в книге. Как, упрощая, сказал Битов, - написаны "Бесы", и появляются бесы. Хотя Петруше Верховенскому до Ленина, конечно, далеко.
Что я упустил? Добавляйте. С ролевиками я знаком, но сам человек кабинетный, а взгляд со стороны не всегда верен.
Tags: fiction
Subscribe

  • Кажинный раз на этом самом месте

    Ольга Седакова: "М.Л.Гаспаров обычно отвечал без малейшего промедления - и при этом такими фразами, которые как будто не должны были бы успеть…

  • Бобе майсес

    Сто лет этот мультфильм не пересматривал. "И ребе сказал ему: - А как же!.."

  • Солидный Господь...

    Из ФБ Dilshat Harman: Сегодня узнала, что мистерию "Распятие Христа" в средневековом Йорке разыгрывали члены гильдии изготовителей гвоздей, и вся…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments