Михаил Назаренко (petro_gulak) wrote,
Михаил Назаренко
petro_gulak

Categories:

Удивительныя Предсказанiя Самуила Бутлера

Не знаю, переводился ли на русский язык "Едгин" (Erewhon, 1872) Сэмюэля Батлера (1835-1902). В старых "Вопросах литературы" (1989, № 7) я наткнулся на памфлет, который вошел в состав этого романа. 1863 год. До Уэллса. Чапека, Азимова, Лема... до всего.


Сэмюэль БАТЛЕР
ЕСТЕСТВЕННЫЙ ОТБОР СРЕДИ МАШИН

Редактору "Пресс",
Крайстчерч, Новая Зеландия.
13 июня 1863 года

Сэр!
Современное поколение ничем так не гордится по праву, как теми замечательными техническими усовершенствованиями, которые стали частью нашей повседневной жизни. И действительно, тут есть чему радоваться, по разным причинам, которые вряд ли нужно перечислять, так как они достаточно очевидны. Однако нас беспокоят соображения, которые омрачают нашу радость и заставляют всерьез задуматься над тем, что ожидает человечество в будущем. Если обратиться к ранним, первобытным формам механической жизни: к рычагу, клину, рубанку, винту, вороту - и особенно к той первобытной форме, от которой произошло все царство машин, то есть рычагу, а затем перейти к устройству "Грейт Истерн"*, мы поразимся тому, как развился, какого колоссального прогресса достиг мир машин по сравнению с животным и растительным миром! В этой связи нельзя не задаться вопросами: к чему приведет это ускоренное развитие? В каком направлении оно происходит? Чем закончится? Попытаюсь в своем письме наметить пути решения этих вопросов.
[* "Грейт Истерн" - крупнейший пассажирский пароход своего времени; водоизмещение 12000 т. Спущен на воду в 1858 году.]
Я сознательно употребляю сочетания "механическая жизнь", "Царство машин", "мир машин" и т. п., поскольку подобно тому как растительный мир постепенно образовался из минералов, а животный мир - из растительного мира, так за последние столетия возник еще один "мир", и пока что мы знакомы лишь с теми его представителями, которых потомки наши будут считать доисторическими. Приходится искренне сожалеть, что наши познания в области естественных и технических наук слишком малы, чтобы нам выполнить грандиозную задачу классификации машин по родам, подродам, видам, разновидностям и подвидам, задачу установления сходства между машинами разных видов, выяснения того, каким образом подчинение машин человеку сыграло в развитии машин ту же роль, что естественный отбор - в развитии животных и растений, обнаружения недоразвитых и совершенно бесполезных рудиментарных органов (см. прим.) у некоторых машин, свидетельствующих о том, что данная машина произошла от более раннего вида, который либо вымер, либо трансформировался в новую форму механического существования. Мы можем только обозначить область исследования; решать же эти вопросы будут те, кто значительно превосходит нас по образованию и таланту.
Осмелимся все-таки сделать, хотя и с величайшей осторожностью, некоторые наблюдения. Прежде всего отметим, что низшие позвоночные всегда отличаются большими размерами, чем их более высоко организованные потомки. Точно так же уменьшение размеров машин чаще всего свидетельствует о более высокой ступени их технического развития. Возьмем, к примеру, карманные часы. Посмотрим на изящную организацию этого маленького "животного", изучим разумное переплетение его крошечных членов. Ведь это миниатюрное существо произошло от громоздких часов XIII века, это результат развития, а не деградации. Может наступить время, когда настольные и стенные часы, размеры которых по-прежнему остаются значительными, будут повсеместно вытеснены карманными часами. В этом случае большие часы вымрут, подобно ископаемым ящерам, а карманные часы, размеры которых за последние годы заметно уменьшились, останутся единственной сохранившейся разновидностью вымершего рода.
Взгляд на развитие машин, который мы пытаемся изложить, может помочь в решении одного из самых важных и загадочных вопросов нашего времени: какие существа в будущем придут на смену человеку на земле? Об этом много спорят, но, кажется, мы сами готовим себе смену: мы постоянно заботимся о красоте и изяществе физического строения механических существ; мы делаем их мощнее, снабжаем хитроумными приспособлениями, наделяем способностью к саморегулированию и самоуправлению, которая станет для них тем, чем интеллект является для человека. Пройдет время - и по сравнению с ними мы окажемся низшими существами. Уступая им в силе, в способности к самоконтролю, мы будем смотреть на них как на верх совершенства, к которому лучшие и мудрейшие из людей могут только стремиться, никогда не достигая его. Невозмутимая мощь этих славных существ не будет поколеблена ни низкими страстями, ни ревностью, ни алчностью, ни грязными помыслами. В их мире не будет места для греха, позора или печали. Их мозг будет в состоянии постоянного спокойствия, а душа не будет омрачена ни желаниями, ни сожалениями. Их никогда не будет мучить честолюбие. Они не будут испытывать неловкости от собственной неблагодарности. Чувство вины, несбывшиеся надежды, боль изгнания и "оскорбления, чинимые безропотной заслуге"*, - все это будет им совершенно неведомо. Если им понадобится "пища" (употребляя это слово, мы признаем их живыми организмами), ее предоставят терпеливые рабы, чьей обязанностью будет заботиться о том, чтобы эти существа ни в чем не нуждались. Если они выйдут из строя, их вылечат врачи, хорошо разбирающиеся в их болезнях; если они умрут (так как даже эти высшие животные не будут избавлены от неотвратимого и неизбежного конца), они перейдут в новую фазу существования, поскольку ни в одной машине не умирают сразу и полностью все ее детали.
[* В. Шекспир, Гамлет, акт III, сцена 1. Перевод М. Лозинского.]
Нам представляется, что когда положение дел будет таким, каким мы попытались описать его выше, человек станет для машины тем же, чем лошадь и собака являются для человека. Он будет продолжать существовать, более того, даже совершенствоваться и, наверное, будет счастлив тем, что приручен умными машинами, а не находится в своем нынешнем диком состоянии. Мы заботимся о лошадях, собаках и домашнем скоте. Они ни в чем не нуждаются благодаря нам, а коровы и овцы должны быть особенно благодарны нам еще и за то, что мы их едим. Есть все основания предположить, что машины так же будут заботиться о нас, так как они зависят от нас в той же мере, в какой мы зависим от низших животных. Они, конечно, не будут убивать нас, как мы - овец, и есть наше мясо, как мы едим баранину, ведь им понадобится наша помощь при произведений на свет потомства (эта отрасль их экономики будет всегда оставаться в наших руках), мы им будем нужны для того, чтобы их кормить, лечить, когда они заболеют, хоронить их после смерти или превращать трупы в новые машины. Очевидно, что если бы в Великобритании вымерли все животные, кроме человека, и если бы в результате какой-то катастрофы внезапно прервались все связи с другими странами - в этих условиях, хоть и страшно об этом подумать, человек был бы тоже обречен на вымирание. Точно так же, если бы человечество погибло, машины оказались бы в таком же, если не более тяжелом, положении. Дело в том, что наши интересы неотделимы от их интересов и наоборот. Каждый отдельный вид живых организмов во многом зависит от других видов; и покуда органы размножения у машин еще не развились настолько, чтобы выйти из-под нашего контроля, машины будут полностью зависеть от человека, прежде всего с точки зрения продолжения их рода. Правда, эти органы могут постепенно развиться, поскольку человек, кажется, этого хочет: пожалуй, наше обезумевшее человечество ничего так не желало бы, как увидеть совокупление двух паровозов. Действительно, даже сейчас машина способна производить себе подобных, выступая в роли родителя, но флирт, ухаживание и супружество машин представляются делом очень далекого будущего, и вряд ли наше слабое и несовершенное воображение может представить себе нечто подобное...
Мы считаем, что следует немедленно объявить машинам войну не на жизнь, а на смерть. Все машины всех видов должны быть уничтожены теми, кто не желает зла собственному роду. Уничтожить все машины без исключения и снисхождения - и вернуться к первобытному состоянию, когда они просто не существовали. Если нам возразят, что в нынешних условиях это невозможно, сразу станет ясно, что процесс необратим, что мы действительно попали в рабство, что мы породили существа, которые сами уже не в силах уничтожить, и что мы не просто порабощены, но и не протестуем против этого рабства.
На этом позвольте остановиться и безвозмездно предложить эту тему членам Философского общества. Если они согласятся воспользоваться предоставленными в их распоряжение сведениями и заняться сей грандиозной проблемой, мы со своей стороны как-нибудь в будущем также примем посильное участие в ее решении.
Ваш Селариус.

Примечание. Один ученый-философ, который видел это письмо в рукописи, спросил нас, что мы имеем в виду под рудиментарными органами машин. Можем ли мы привести пример такого органа? В ответ мы указали на небольшой выступ внизу курительной трубки, в том месте, где она загибается вверх. Этот орган изначально выполнял ту же функцию, что и ободок в основании чайной чашки. Он был предназначен для того, чтобы положенная на стол зажженная трубка не оставляла на нем следов. Вначале, как видно по старинным трубкам, этот выступ был совершенно иной формы, чем сейчас. Он был широким в основании и плоским, так что курящий мог время от времени спокойно ставить зажженную трубку на стол. Однако сравнительно редкое использование этого органа привело к постепенному ослаблению его функции и низведению его на рудиментарный уровень. В целом рудиментарные органы у машин встречаются реже, чем у животных, из-за того, что человеческий отбор происходит быстрее и решительнее, чем более медленный, но, может быть, более надежный естественный отбор. Человек может совершать ошибки; природа - никогда. Возможно, это не самый показательный пример, но, мы надеемся, умный читатель сможет подыскать примеры получше.

Перевела с английского В.ЗАДОРНОВА.
Tags: texts
Subscribe

  • Про пошлість і меншовартість

    Вчергове довелося наштовхнутися на твердження: «Кожен, хто повторює твердження про "велику російську культуру", бере участь у війні на боці ворога».…

  • Местное

    Надписи города К.: апдейт 2011/2021. Рожи города К.: детская площадка в локдауне.

  • Було колись

    – Років з двадцять п’ять товчусь поміж земляками – знаю багато їх. І завсігди бачив одно: справа починається широко, тягнеться вузько і кінчається…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments