Михаил Назаренко (petro_gulak) wrote,
Михаил Назаренко
petro_gulak

Categories:

Тебе знаком ли сей проказник?

Перечитываю Чуковского. Статья 1910 года, а современно до ужаса:

"...сочинения г-жи Вербицкой разошлись за десять лет в 500 000 экземпляров, что, покуда мы тут сидели и от скуки бранили "Анатэму", - эти милые "Ключи счастья" за четыре, кажется, месяца достигли тиража в 30 000 экземпляров и что, судя по отчетам публичных библиотек, в Двинске, в Пскове, в Смоленске, в Одессе, в Кишиневе, в Полтаве, в Николаеве больше всего читали не Толстого, не Чехова, а именно ее, г-жу А. Вербицкую. "Я человек скромный, - пишет она, - и не буду докладывать, какое место по спросу занимала я уже в 1906 году, как раз после "великой разрухи". Из этого явствует, что "по спросу" она занимала первое место.
Действительно, раскрываю наудачу первый попавшийся библиотечный отчет и вижу, что там, где Чехова "требовали" 288 раз, а Короленко 169, - там г-жа Вербицкая представлена цифрой: 1512.
Дальше эта госпожа намекает, что если ее читают больше, чем Толстого и Чехова, то, значит, она лучше, талантливее их, ибо "цифры говорят" сами за себя", как выражаются на все том же гостинодворском жаргоне.
[...] Тут-то и выступает наружу наш величайший позор. Оказывается, эти книги об "инкрустациях" и "баронах", об "ониксах" и об "овалах", о "пылающих очах, пронзивших сумрак", и о бешеных конях, встающих на дыбы, об "аккордах", "принцессах крови" и "безднах наслаждения" читаются - кем же? - не Настей, не волостными писарями, не молодыми цирюльниками, для которых вся эта эстетика предназначена, а кем-то совсем другим.
Послушаем г-жу Вербицкую.
"Чтобы ознакомиться с моим читателем, я открыла отчеты библиотек и узнала следующее: меня читает учащаяся молодежь больше всего. Выходит, что я - писатель для молодежи, раr ехсеllenсе. Затем идут рабочие (предлагаю навести справки в библиотеке Пречистенских курсов для рабочих, например). Затем читают меня ремесленники, швеи, мастерицы, приказчики. Это в бесплатных читальнях. Публика пестрая, всех возрастов и классов. Но в общем демократический элемент преобладает. А в частных библиотеках мои читатели - студенты, курсистки, интеллигенты вообще".
Вся лучшая Русь, будущая Русь, рабочая Русь, - оказывается, именно здесь, с нею, и за нею (?). "Жаждущие красоты идут за ищущим", - скромно объясняет она.
[...] Я снова беру эту книгу, вникаю в каждое слово, всматриваюсь, ищу и, кажется, нахожу, - ах, молодые люди, как вас легко обмануть! Оказывается, этот барон с "ониксами" и "овалами" - ярый демократ. Барышня же, у которой не душа, а бездна и не голос, а меч, - курсистка. И все герои Вербицкой подрожат-подрожат, посверкают глазами, да вдруг ни с того ни с сего и выпалят:
"Спенсер... Энрико Ферри... селекционизм... Кампанелла..."
Это делает книгу "интеллигентной" - не правда ли? [...]
Такое сочетание Рокамболя и Дарвина, Пинкертона и Спенсера, - не правда ли, как оно знаменательно. А чтобы Пинкертон вышел и еще интеллигентнее, в самом современном стиле (как в лучших домах: декадан-с! пожалуйте! у нас покупали!), г-жа Вербицкая нет-нет да и напишет:
"Порог Неведомого".
Или:
"Царство Молчания и Теней".
Или:
"Пыль Повседневности".
Или:
"А неизбежность зловеще смеется..."
Выходит совсем как у Метерлинка!
Мейссонье, Мане, Милле, Пювис, Шаванн, Бастьен-Лепаж, Беклин, Штук, Саша Шнейдер у г-жи Вербицкой на одной только странице, и рядом с "овалом матово-белых щек" это выходит особенно выразительно. Такая смесь интеллигентского с дикарским производит впечатление мыла с сахаром, - отойди и выплюнь! - но молодежь этого не замечает, глотает, как мороженое, ее так легко обмануть! Только подсласти Метерлинком да Оскаром Уайльдом, она все, что угодно, проглотит.
Особенно если в романе есть идея; а в "Ключах счастья", - о, какая прекрасная идея: курсистка Маня, отдаваясь поочередно двоим, то барону, то Рюриковичу, - сколько "вопросов" "затрагивает" она, какой "новый мир незримо рождается в ее душе", и сама г-жа Вербицкая уверяет, что она "отрешилась от старого, ищет нового - страстно и скорбно", и подкрепляет свои афоризмы цитатами из Ницше, Метерлинка, Уайльда.
О, Ницше, Метерлинк с нею, с нею заодно, они с Вербицкой делают общее дело! И если прибавить, что ко всему этому месиву из "Трех любовниц кассира", Пелеаса и Мелизанды, Спенсера, Пинкертона и Заратустры г-жа Вербицкая охотно привлекает имена Гоца, Баумана, Гершуни и, в качестве последней приманки, выводит романтического, героического и демонического рабочего, который, конечно, "сверкая глазами", "идет на гибель, чтобы спасти товарищей" и которого "даже любовь не остановила, когда он шел почти на верную смерть", - то можно ли удивляться тому, что наша молодежь толпами устремляется за г-жою Вербицкой?
Но, молодые люди, судите сами, дорого ли стоит после этого ваша любовь?"


В наши дни г-жи Вербицкие ушли в фантастику, как райком – на фронт. Поголовно. Имён называть не будем – ведь и так очевидны.
Tags: fiction
Subscribe

  • Песня

    «Ты скажешь – как это мило…» (БГ) Вот идут Петров и Боширов, Вот идут Петров и Боширов, oh yeah, С флаконом «новичка» против всяких дебоширов Вот…

  • Лектор готовий

    Мені було дуже цікаво прочитати курс лекцій «ХХ століття: канон і поза каноном» у "Dom Майстер Клас", і я вдячний усім, хто дивився лекції та…

  • Кажинный раз на этом самом месте

    Ольга Седакова: "М.Л.Гаспаров обычно отвечал без малейшего промедления - и при этом такими фразами, которые как будто не должны были бы успеть…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments

  • Песня

    «Ты скажешь – как это мило…» (БГ) Вот идут Петров и Боширов, Вот идут Петров и Боширов, oh yeah, С флаконом «новичка» против всяких дебоширов Вот…

  • Лектор готовий

    Мені було дуже цікаво прочитати курс лекцій «ХХ століття: канон і поза каноном» у "Dom Майстер Клас", і я вдячний усім, хто дивився лекції та…

  • Кажинный раз на этом самом месте

    Ольга Седакова: "М.Л.Гаспаров обычно отвечал без малейшего промедления - и при этом такими фразами, которые как будто не должны были бы успеть…