Михаил Назаренко (petro_gulak) wrote,
Михаил Назаренко
petro_gulak

Categories:

Переводы. Киплинг.

Бродил по сайту «Век перевода», созданному Евгением Витковским – излишне говорить, что интересного и незнакомого очень много. Субъективизм составителя очевиден, но иначе, конечно же, и быть не могло.
Но вот что любопытно.
Витковский критикует переводы киплинговских баллад, выполненные И.Грингольцем: «почтенный юрист» и по темпераменту не подходил для этого дела, и рифмы у него краденные из старых переводов (он, бедняжка, не знал, что так не принято). Всё верно. В теории. А на практике – никто лучше Грингольца с этими балладами не справился. На том же уровне – да, немногие (к примеру, «Солдат и матрос заодно» А.Щербакова). А лучше – никто. Включая того же Витковского, который состязался с Грингольцем на этом поприще и, говоря словами Пушкина, «остался хром, как Иаков».
А в качестве приложения – два довольно редких, но очень удачных перевода из Киплинга, выполненные Василием Бетаки (взяты НЕ из «Века перевода»).



МОЛИТВА ВЛЮБЛЕННЫХ

Серые глаза. Восход.
Доски мокрого причала.
Дождь ли? Слезы ли? Прощанье.
И отходит пароход...
Нашей верности года...
Вера и Надежда? - Да:
Пой молитву всех влюбленных:
"Любим? Значит - навсегда!"

Черные глаза. -- Молчи!
Шепот у штурвала длится.
Пена вдоль бортов струится
В блеск тропической ночи.
Южный Крест прозрачней льда.
Снова падает звезда.
Вот молитва всех влюбленных:
"Любим? Значит - навсегда!"

Карие глаза. -- Простор.
Степь. Бок о бок мчатся кони
И сердцам в старинном тоне
Вторит топот эхом гор
И -- натянута узда.
И в ушах звучит тогда
Вновь молитва всех влюбленных:
"Любим? Значит - навсегда!"

Синие глаза. -- Холмы
Серебрятся лунным светом,
И дрожит индийским летом
Вальс, манящий в гущу тьмы
Офицеры... Мэйбл... когда?..
Колдовство, вино, молчанье...
Эта искренность признанья:
"Любим? Значит - навсегда!"

Да... Но жизнь взглянула хмуро.
Сжальтесь надо мной: ведь вот --
Весь в долгах перед Амуром
Я - четырежды банкрот.
И моя ли в том вина?
Если б снова хоть одна
Улыбнулась благосклонно,
Я бы сорок раз тогда
Спел молитву всех влюбленных:
"Любим? Значит - навсегда!"

Это стихотворение переводил и Симонов («Серые глаза – рассвет...»), но он уж очень далеко отошел от текста.


ПЕСНЯ БАНДЖО

Ты рояль с собой в поход не завернешь,
Нежной скрипке в мокрых джунглях не звучать,
Ты орган в верховья Нила не попрешь,
Чтобы Баха бегемотам исполнять!
Ну а я - меж сковородок и горшков,
Между кофе и консервами торчу,
И под стук солдатских пыльных каблуков
Отстающих подгоняю и бренчу:

Тренди-бренди, тренди-бренди, тарарам...
Что втемяшится - бренчит само собой!
Так наигрывая что-то в такт шагам,
Я зову вас на ночлег и водопой.

Дремлет лагерь перед боем в тишине.
Завещанье сочиняешь? Бог с тобой!
Объясню я, лишь прислушайся ко мне,
Что для нас один на десять - равный бой!
Я - пророк всего, что было искони
Невозможным! Бог нелепейших вещей!
Ну, а если вдруг сбываются они -
Только дай мне ритм сменить, - и в путь смелей!

Там-то, там-то, там-то, там-то, там-то там,
Где кизячный дым над лагерем вдали,
Где молчало все в пустыне, зазвучала песня ныне -
Боевой сигнал для белых всей земли!

Младший сын пройдет по горькому пути -
И бесхитростный пастушеский бивак,
И сараи стригалей, где все в шерсти,
Чтоб иметь свое седло и свой очаг.
На бадейке перевернутой, в ночи
Я о том скажу, о чем молчишь ты сам...
Я ведь - память, мука, город... о, молчи -
Помнишь смокинг и коктейль по вечерам?

Танго, танго, танго, танго, танго, танн...
В ясном блеске, в блеске лондонских огней...
Буду шпорою колоть их - снова к дьяволу и к плоти,
Но верну домой надломленных детей!

В дальний край, где из тропических морей
Новый город встал, потея и рыча,
Вез меня какой-то юный Одиссей,
И волна мне подпевала, клокоча.
Он отдаст морям и небу кровь свою,
И, захлестнут горизонтом, как петлей,
Он до смерти будет слышать песнь мою,
Словно в вантах ветра вымученный вой:

Волны, волны, волны, волны, волны - во!
И зеленый грохот мачту лупит в бок.
Если город - это горе, что ж, вздохни - и снова в море!
Помнишь песню: "Джонни, где твой сундучок?"

В пасть лощин, где днем мерцают звезд глаза,
Где обрывки туч летят из-под колес,
Где скрипят, визжат на спусках тормоза -
За окном тысячефутовый утес,
Где гремят и стонут снежные мосты,
Где петляет в скалах змей стальных дорог,
Бесшабашный я зову, чтоб с высоты
Черным соснам протрубить в Роландов рог:

Пойте, пойте, пойте, пойте, пойте, пой!
В гривах гор рубил топор дороги нам
Гнать железных жеребцов на водопой
По ущельям узким, к Западным морям!

Звон мой - думаешь, он - часть твоей души?
Всем доступен он, банальнейший трень-брень,
Ни смеяться, ни сморкаться - не спеши:
Он терзает струны сердца каждый день!
То дурачит, то печалит, то смешит.
То ли пьянка, то ли похоть, то ли ложь...
Так назойливой мелодией звучит,
Жжется память, от которой не уйдешь!

Только, только, только, только, только так
Пустяковая расплата за тобой?
Погоди, не веселись: вспомни все и оглянись -
И раскаянье навалится горой!

Пусть орган под самый свод возносит боль -
Я взметну тоску людскую до звезды!
Пусть врага зовет труба на смертный бой -
Я бегу, смеясь, меж бегства и беды!
Резкий выкрик мой не спутаешь ни с чем:
Неоконченная песнь надежд былых,
Издевательство над сущностью вещей
Скрыто в голосе гнусавых струн моих!

День ли, день ли, день ли, день ли, день - да мой!
Кто послушает, а кто и прочь пойдет,
Но останется за мной снова слово, если в бой
Рота пушечного мяса на смерть прет!

Лира древних прародительница мне!
О, рыбачий берег, солнечный залив!
И Гермес не зря держал ее в огне,
Для меня и гриф, и струны закалив, -
И во мне запела мудрость всех веков!
Я - пеан бездумной жизни, древний грек,
Песня истины, свободной от оков,
Песня чуда, песня юности навек!

Я звеню, звеню, звеню, звеню, звеню...
Тот ли тон, о господин мой, тот ли тон?
Цепью Делос - Лимерик, звено к звену,
Цепью песен будет мир объединен!
Tags: kipling, traduttore
Subscribe

  • «Мороз»

    До речі, про Олексу Стороженка. Маю питання до історично обізнаних френдів. В оповіданні «Закоханий чорт» той самий чорт каже герою, що запорожців…

  • Одна буква / одне прізвище

    Как прекрасно известно текстологам, от ошибки, возникшей один раз, очень трудно избавиться – особенно если никто этим и не думает заниматься. Два…

  • Песня

    «Ты скажешь – как это мило…» (БГ) Вот идут Петров и Боширов, Вот идут Петров и Боширов, oh yeah, С флаконом «новичка» против всяких дебоширов Вот…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments

  • «Мороз»

    До речі, про Олексу Стороженка. Маю питання до історично обізнаних френдів. В оповіданні «Закоханий чорт» той самий чорт каже герою, що запорожців…

  • Одна буква / одне прізвище

    Как прекрасно известно текстологам, от ошибки, возникшей один раз, очень трудно избавиться – особенно если никто этим и не думает заниматься. Два…

  • Песня

    «Ты скажешь – как это мило…» (БГ) Вот идут Петров и Боширов, Вот идут Петров и Боширов, oh yeah, С флаконом «новичка» против всяких дебоширов Вот…