Михаил Назаренко (petro_gulak) wrote,
Михаил Назаренко
petro_gulak

Category:

Мраморный фавн

Близится к концу апрель, а значит – пора объявлять лауреатов моей персональной премии "Мраморный фавн".
В нынешнем году я по мере сил выступал в роли председателя номинационной комиссии и жюри премии "Портал". Однако решения жюри - всегда коллегиальные, то есть отчасти компромиссные, а премия "Мраморный фавн" успела зарекомендовать себя (по крайней мере, в моих глазах) как абсолютно бескомпромиссная премия в области русскоязычной фантастики. Поэтому объявление ее лауреатов за 2005 год - не демонстрация по отношению к коллегам-жюристам, а всего лишь высказывание своего объективного мнения.

Надо сказать, что в нашей фантастике последних лет вырисовывается любопытная закономерность: четные годы довольно бедны, зато нечетные приносят немало интересного. 2005-й не стал исключением.
Условное третье место в рейтинге романов занимает "Дорогой широкой" Святослава Логинова, второе - "Эвакуатор" Дмитрия Быкова (студенческий Букер). Обе книги я в свое время отрецензировал (см. и см.). Обе представляют довольно мрачный взгляд на сегодняшнюю Россию (герои Логинова пытаются найти ее на проселках между Петербургом и Москвой; герои Быкова пытаются сбежать из нее, эвакуироваться на другую планету - разумеется, безуспешно). И оба романа, несмотря на очевидные достоинства, уступают произведениям Логинова и Быкова прошлых лет.
Самую сложную цель поставил перед собой Алексей Иванов в романе "Золото бунта, или Вниз по реке теснин" (премия "Портал") - и в большей степени, чем другие писатели, приблизился к ее достижению. Пожалуй, предыдущий роман Иванова, "Сердце Пармы" (2003) сильнее как целое, но "Золото бунта" сделано увереннее, хотя бы в плане фабулы.
Прошло четыре года после пугачевского восстания, но зарытая где-то на реке Чусовой казна бунтовщиков так и не найдена. Роман и начинается с гибели сплавщика Петра Перехода - единственного, по слухам, человека, который знал тайну Пугача. Теперь сыну Перехода, Осташе, предстоит обелить имя отца, доказать, что тот не имел намерения разбить барку, чтобы затем втайне выкопать клад. Но книга не о том - хотя детективная линия выстроена удачно. Главный вопрос романа - всё тот же, хрестоматийный, звучащий и у Логинова, и у Быкова: что делать? Как жить в такой стране и в такие времена - и не важно, конец ли это XVIII века или начало XXI. Нет пути, нет смысла, у каждого своя правда, а значит - правды нет вовсе. Но всё-таки жил на земле Петр Переход, которому удалось сохранить праведность до самой смерти. Или нет?..
(На традиционный вопрос - а где же там фантастика - отвечаю: фантастика там есть. Истяжение души на крест, мрение, из которого не возвращаются, неупокоенные мертвецы - словом, вся вогульская магия не только объективно присутствует, но и оказывает прямое влияние на события.)
Иванов словно бы сделал всё, чтобы роман не удался. Книга напичкана устаревшими, диалектными и, вероятно, вымышленными словами, которые поначалу раздражают именно тем, что написано по-русски, а ничего не понятно! (Крайний пример: "Хороший ты мастер, дед. Без охулки. Барке полный набор даешь. Ни одного бокаря с кипуном в волокнах. Ни одного бруса с косослоем - весь косослой на кницы пустил. И брус у тебя не пиленый, а на райно тесаный. И матерьял только свежий, без сохлых рвотин. Видел я, у тебя даже гарпины и бортовины на гибале распариваются, чтоб не треснули. Даже на палатник ни одной горбылины..."). Иванов не избегает банальностей ("Он не боялся своей злобы, потому что гнев будто стягивал его грудь обручами, и зубы стискивались..."). И тем более не избегает натуралистических описаний - крови и яростной любви в книге хватает. Писатель посвящает двести страниц - почти треть книги! - описанию сплава "железных караванов" по Чусовой... и эти главы оказываются едва ли не самыми увлекательными в романе.
Стоит перешагнуть первые полсотни страниц, как на эти черты, убийственные для "обычной" книги, перестаешь обращать внимание. Роман тащит читателя по перекатам семи сотен страниц, оставляя в памяти яркие, крупными мазками выписанные сцены: собрание староверов, смещение пластов земли в шахте, вереницы барок, громады "бойцов"-порогов... А из множества действующих лиц, помимо Осташи, по-настоящему запоминается тот персонаж, которого мы ни разу не видим, но слышим о нем постоянно - Петр Переход. Совершенно положительный и при этом совершенно убедительный закадровый персонаж встречается в литературе не часто.
И еще: оказывается, можно написать роман о тайне русской души - и он не будет ни архаичным, ни неуместным.

Лучшая повесть прошлого года - не совсем повесть или не повесть вовсе: сюжетная линия "Ад" из романа Андрея Валентинова "Омега". История о борьбе украинских партизан с войсками НАТО в Крыму могла бы стать примитивным боевиком или агиткой; однако не стала. Подробнее о книге я написал в рецензии, а здесь еще раз подчеркну, что "Ад" вплоть до финала может читаться совершенно независимо от "Чистилища" и "Рая". Сильно, страшно, провокативно.

Мне кажется интересным и важным, что самые интересные - на мой взгляд (на чей же еще?) - рассказы прошлого года написаны молодыми авторами, можно сказать, дебютантами. Это "Дворжак" Юлии Зонис (премия "Портал"), "Тяжесть рыб" Дмитрия Колодана и "Теремок" Карины Шаинян (премия "Портал: Открытие себя"). Все три рассказа безусловно оригинальны - и практически бессюжетны: они представляют собой не столько последовательность "картинок", сколько событий, соединенных эмоционально. Могу только пожелать молодым авторам более тщательно работать над текстом, чтобы избежать шероховатостей. Смогут ли писатели "седьмой волны" (или какой по счету?) выйти на простор повестей и романов - вопрос, и вопрос серьезный. Удачи!
Мне более всего пришелся по душе "Теремок" Карины Шаинян, который и получает премию "Мраморный фавн": в рассказе замечательно создано ощущение постепенного погружения в страшную сказку.
(Не могу не отметить: мое чувство местного патриотизма тешится тем, что три названных рассказа впервые опубликованы в киевском журнале "Реальность фантастики", а затем перепечатаны в сборнике киевского же издательства "Сварог" "Мифотворцы: Портал в Европу", составителями которого выступили Владимир Пузий и ваш покорный слуга.)
И несколько рассказов, написанных опытными авторами.
"Раз, два, три, четыре" Святослава Логинова - история о сдвиге в безумие, только не на помологической почве, как в знаменитой повести "Яблочко от яблоньки", а на арифметической.
"Сержант Ее Величества" Марии Галиной - рассказ, в котором проведена неожиданная связь между спиритическими опытами Артура Конан Дойла и трагическими событиями ХХ века. Многим читателям рассказ показался неясным, но, по-моему, он выстроен очень четко и уверенно ведет читателя к мрачному финалу.
Весьма приятны также "Лиман" Бориса Руденко (старая добрая психологическая НФ) и фантасмагорический "День Сверчка" Леонида Каганова.

Лучшее эссе 2005 года - "Краткое введение в драконоведение (Военно-прикладные аспекты)" Константина Асмолова и Григория Панченко (ч. 1, ч. 2). Тема ясна из заглавия - интересное интеллектуальное упражнение. Конкурентов у "Драконоведения", в общем-то, и не было, за исключением эссе Евгения Лукина "Затворите мне темницу" и "Вранье, ведущее к правде" - но Лукин слишком увлекся "обратными общими местами", а это прием не новый.
Премию "Мраморный фавн" за лучшую критическую работу получает "Баскервильская мистерия" Даниэля Клугера. "История классического детектива" (как гласит подзаголовок) содержит достаточно отсылок к фантастике и разборов фантастических текстов, что мы с чистой совестью можем включить книгу Клугера в нашу парафию. Да и сквозная мысль книги - о связи детектива с мифом - этому способствует. Я с большим удовольствием прочитал "Мистерию" - и жалею только о том, что книга слишком коротка. В ряде мест Клугер словно бросает развитие мысли на полуслове и обращается к другой теме, в то время как новые аргументы только укрепили бы его позицию, отнюдь не сделав текст затянутым или скучным.
Отмечу также статью Марии Галиной "Мы" и "они" о фантастической биологии и чрезвычайно интересные, но пока что не законченные работы Антона Первушина ("Космонавты Сталина") и Светланы Бондаренко ("Неизвестные Стругацкие"), которые, конечно же, будут номинантами "Мраморного фавна" в будущем.

Лучшая переводная книга прошлого года - роман, о котором я уже достаточно говорил, поэтому повторю только главное: это произведение гениальное в полном смысле слова и, по моему глубокому убеждению, лучший роман, написанный за последние лет сорок. ""Маленький, большой, или Парламент фейри" Джона Краули (Всемирная премия фэнтези, Мифопоэтическая премия фэнтези), к русскому изданию которого я имел честь быть причастным как соредактор и автор комментариев.
На фоне Краули, конечно, теряются все, но разве я не прочел с удовольствием "Гарри Поттера и Принца-Полукровку" Дж.К.Роулинг? Удовольствие, впрочем, было несколько смешанным, о чем см. мою рецензию. И, безусловно, любопытен замысел "Задверья" Нила Геймана - книги, которая, как обычно у этого автора, так и не стала тем, чем могла бы стать. А жаль: мир Под-Лондона, в котором оживает, облекается плотью местная топонимика, описан изобретательно и ярко.
Важным событием стал выход переводных сборников "Лучшее за год" под редакцией Терри Виндлинг и Эллен Дэтлоу ("Фэнтези") и Гарднера Дозуа ("НФ") - без них наши представления о малых формах современной американской фантастики были (спасибо издателям) неполны и хаотичны.

И в завершение - еще о двух книгах, пропустить которые я не могу.
Издательство "новое литературное обозрение" выпустило сборник статей Вадима Михайлина "Тропа звериных слов. Пространственно ориентированные культурные коды в индоевропейской традиции". Работы замечательно интересные, и одна из них ("Аполлоновы лярвы") была награждена премией "Мраморный фавн".
Моя премия не имеет номинации "Поэтический сборник" - за нехваткой претендентов, - но ее лауреатом в этом году стала бы Мария Галина за книгу "Неземля" (премия "Anthologia" журнала "Новый мир" за "высшие достижения современной русской поэзии"). Прекрасные стихи, многие из них вполне фантастические.

Итак, лауреаты:
Роман. Алексей Иванов. Золото бунта, или Вниз по реке теснин (СПб.: Азбука-классика)
Повесть. Андрей Валентинов. Омега: Ад (главы из романа) (М.: Эксмо, сер. "Триумвират")
Рассказ. Карина Шаинян. Теремок (Реальность фантастики. - № 4)
Эссе. Константин Асмолов, Григорий Панченко. Краткое введение в драконоведение (Военно-прикладные аспекты) [ч. 1, ч. 2] (Звездный портал. - СПб.: Азбука-классика; Реальность фантастики. - № 10-11)
Критика, литературоведение. Даниэль Клугер. Баскервильская мистерия. История классического детектива (М.: Текст, сер. "Коллекция/Текст")
Переводная книга. Джон Краули. Маленький, большой, или Парламент фейри (М.: Эксмо; СПб.: Домино, сер. "Игра в классику")
Tags: awards
Subscribe

  • Жадан-2020

    Наш корабель – важкий, ніби книга. Риба плавниками рухає стиха. Півчі вгорі розгортають вітрила. Це богородиця із нами говорила. Давній корабель…

  • Зі святом

    [Жадан сьогодні запостив свій вірш 2017 року:] Вони б мали тебе називати сестрою. Просто мертві не пам’ятають про батьків та освіту. Правда про світ…

  • (no subject)

    День українського прапора і, за сумісництвом, день народження Жадана. «Історія – це тінь, яку відкидають живі. І тінь, яку відкидають загиблі, –…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments

  • Жадан-2020

    Наш корабель – важкий, ніби книга. Риба плавниками рухає стиха. Півчі вгорі розгортають вітрила. Це богородиця із нами говорила. Давній корабель…

  • Зі святом

    [Жадан сьогодні запостив свій вірш 2017 року:] Вони б мали тебе називати сестрою. Просто мертві не пам’ятають про батьків та освіту. Правда про світ…

  • (no subject)

    День українського прапора і, за сумісництвом, день народження Жадана. «Історія – це тінь, яку відкидають живі. І тінь, яку відкидають загиблі, –…