Михаил Назаренко (petro_gulak) wrote,
Михаил Назаренко
petro_gulak

Худой чукча и другие поверья русского Севера

http://smitrich.livejournal.com/88444.html

Сегодня вера жителей Русского устья - это очень причудливое сплетение христианства и язычества. Главного бога в местном языческом пантеоне зовут Сендушный.
- Сендуха-матушка - это тундра по-нашему, - просвещает меня Чикачев-старший. - Сендушный - хозяин тундры. Это такой маленький мужичок без бровей. Он ездит на собаках и живет в юрте, но где - никто не знает. У него есть семья и время от времени он нянек из людей к себе прибирает. Сестра бабки нашей Олимпиада к нему как-то угодила. Пропала и все. А через три года возвращается. "Где была?" - "У сендушного". Больше ее никто ни о чем не спрашивал.
Вениамин-старший вдруг зачем-то потушил в храме свечку.
- Чего это вы?
- Так огонь ему, сендушному, родной брат. Чтобы не сказал ничего. А третий брат у них - медведь. Поэтому медведя убивать-грех. Мне мама, помню, так говорила: "Запомни три заповеди, сынок: "Не будь продавцом. Не будь милиционером. И не убивай медведя". Еще у нас тут худой чукча водится.
- Какой чукча? - не понял я.
- Худой. В смысле дурной. У чукчей есть такой закон: если охотник не вернулся из тундры, его ждут какой-то срок, а потом признают погибшим. И даже если он после этого все же возвращается, его живым уже ни за что не признают и прогоняют. Вот они и скитаются по своей Чукотке и досюда добредают. Эвены тоже знают про худого чукчу, только называют их чучуна-ян.


Наутро, при хорошем свете я обнаружил в сенцах у Иннокентия Ивановича лук и стрелы.
- Вы спортом, что ли, занимаетесь?
- Почему спортом? - обиделся Иннокентий. - Это настоящий, охотничий лук. В молодости я с ним охотился, ружья тогда еще в диковинку были. Но перво-наперво это знак ояви.
Иннокентий Иванович имеет в виду, что он - это не он, а брат его Павел, который умер 12 лет от роду, накануне рождения Иннокентия. И, умирая, сказал маме: "Вот мои лук и стрелы и нож, - он уже охотился к тому времени, - сохрани их, они еще пригодятся. Мама их в амбар положила-так они и лежали там, пока Кеша не подрос. И вот однажды он потянул маму за рукав в амбар: "Пойдем, мама. Мое там лежит". И взял эти лук и стрелы. И тогда она поняла, что Иннокентий-ояви Павел. В Русском устье такое переселение душ очень популярно. В каждой семье есть свой ояви. Их так и называют: ну, например, Рустина Черемкина, по батюшке Ивановна ояви Евдокия. А когда хоронят какого-нибудь хорошего человека и хотят, чтобы он вернулся ояви, в его гробу делают дырку.
Старик Иннокентий вдруг впал в молчание. Он это часто делает-то тараторит, а то вдруг как замолчит. Я потом понял, что он эти паузы просто не замечает. Жизнь в одиночестве атрофирует чувство времени.
- А Русское устье, - проснулся Шахов, - это ояви Великий Новгород. Мы здесь еще раньше эвенов поселились, не говоря уже о якутах. Юкагиры только раньше нас.

За ссылку спасибо jaerraeth.
Subscribe

  • А Нил Стивенсон, между тем, -

    Termination Shock. A Novel by Neal Stephenson On Sale: 11/16/2021 896 pages The #1 New York Times bestselling author returns with a visionary…

  • Падение Стивенсона

    Главное книжное разочарование прошлого года – «Падение» Нила Стивенсона, последний роман цикла, начатого «Криптономиконом». Пояснение для тех, кто,…

  • Q&A Нила Стивенсона

    - Кто повлиял на ваш стиль? - Эдвард Гиббон...

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments