Михаил Назаренко (petro_gulak) wrote,
Михаил Назаренко
petro_gulak

Categories:

Памятник

Умберто Эко. Открытое произведение. – СПб.: Академический проект, 2004.
В Италии эта книга вышла в 1962 году. Сорок два года назад. Не каждый научный труд – в частности, в гуманитарных областях – столько времени сохранит эвристический заряд. Что-то становится аксиомой науки, что-то опровергается, что-то оказывается результатом чрезмерной увлеченности автора.
Лотмановские «Лекции по структуральной поэтике» (1964), в общем-то, живы до сих пор.
«Открытое произведение» – случай особый.


Сегодня я читаю эту книгу как некий памятник научной эпохе. или даже не эпохе, а историческому моменту. Эко переносит внимание со структуры произведения на его взаимодействие с читателем и, шире, с культурой, которая его (произведение) породила. Этого оказалось достаточно для того, чтобы Леви-Стросс объявил книгу антиструктуралистской.
Но это и не постструктурализм: Эко неизменно корректен во всем. что касается интерпретации. Мир произведения для него – это эйнштейновская вселенная, созданная безличным Творцом; ее можно интерпретировать бесконечно, однако основы любой интерпретации заложены в замысле Автора. Ограничить себя, дабы обрести большую свободу – вот что, в конечном счете, требуется от читателя (но это уже идеи позднейшего времени, рубежа 80-90-х, «Маятника Фуко» и «Интерпретации и переинтерпретации»).
«Открытое произведение» – это поиски языка. Научного языка, в первую очередь. Целую главу Эко посвящает подробному и популярно написанному доказательству того, что теория информации применима к анализу эстетических явлений. Сейчас это, во-первых, очевидно и, во-вторых, далеко не столь актуально. Собственно семиотический инструментарий Эко только нащупывает.
И, наконец, еще одна примета времени. «Открытое произведение» – книга откровенно левацкая. Маркс, Гегель, «отчуждение»... авангард... Лишнее доказательство того, что попытки привнести философию в науку устаревают (и дискредитируются) на глазах. Эко написал апологию авангардного искусства как раз тогда, когда оно и зашло в тупик, дошло до логического предела – молчания (о чем Эко скажет двадцать лет спустя, в «Заметках на полях»). Традиционное искусство не может сказать ничего нового уже потому, что традиционные формы диктуют традиционное содержание. Авангард мыслится как искусство, изоморфное современному (научному) пониманию мира: джойсовский «хаосмос». Любая другая форма искусства оказывается мистифицирующей, навязывающей читателю ложное представление о реальности. (Да, Эко делает оговорки и новые оговорки, но пафос книги в целом – именно такой.) Показательно, что «Открытое произведение» вышло почти одновременно с крайне традиционным, но от этого не менее великим романом – «Убить пересмешника». А ведь _этот_ текст тоже адекватен ХХ веку – по-своему...
Любопытная деталь: Эко говорит о том, что додекафоническая музыка Шенберга адекватнее описывает эмоциональный опыт Второй мировой, нежели «тонический дискурс», который «с необходимостью приобретает оттенок слащавого, недобросовестного драматизма...» – не берусь судить, поскольку в современной музыке не разбираюсь. Но Эко продолжает: «...как недобросовестен учтивый вопрос: «не угодно ли синьорите стать моей женой?» – который можно задать только в ироническом смысле и который сегодня совсем не выражает настоящей любовной страсти».
_Именно этот пример_ Эко вспомнит в «Заметках на полях», когда будет подыскивать точное определение постмодернизма. «По выражению Имярек, люблю тебя безумно»: ироническая форма серьезного разговора о любви.
Поэтому сейчас «Открытое произведение» читается прежде всего как «пред-пост-модернистский» текст: защита установившегося и по-своему вполне респектабельного модернистского проекта накануне его падения – и предчувствие новой, как будто компромиссной, а на самом деле вполне радикальной формы искусства.
Поэтому для меня наиболее интересными оказались те страницы и главы, где Эко работает не с общими тезисами, а с конкретными положениями. Особенно привлекателен в этом плане раздел «Случайность и сюжет», в котором автор рассматривает механизмы сюжетопорождения на примере прямых телевизионных репортажей (с привлечением категорий аристотелевской поэтики!). Да и в других главах имеются весьма продуктивные идеи (структура детектива как модель традиционной – бальзаковской, к примеру, – сюжетной формы).
Я еще буду перечитывать «Открытое произведение» с карандашом в руке: из этой книги можно взять многое. Отделить живую мысль от памятника культурной и научной эпохе.
Tags: eco, history
Subscribe

  • Лектор готовий

    Мені було дуже цікаво прочитати курс лекцій «ХХ століття: канон і поза каноном» у "Dom Майстер Клас", і я вдячний усім, хто дивився лекції та…

  • Кажинный раз на этом самом месте

    Ольга Седакова: "М.Л.Гаспаров обычно отвечал без малейшего промедления - и при этом такими фразами, которые как будто не должны были бы успеть…

  • Бобе майсес

    Сто лет этот мультфильм не пересматривал. "И ребе сказал ему: - А как же!.."

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments