Михаил Назаренко (petro_gulak) wrote,
Михаил Назаренко
petro_gulak

Categories:

Последнее слово автора

Постоянные читатели моего журнала, возможно, помнят, что примерно раз в год я устраиваю "угадайку" из области фантастики. На этот раз - несколько иное и иначе.
Есть книги, в которых последняя фраза (или абзац) не просто подводит итог, но, так сказать, забивает последний гвоздь. В ней может возникнуть неожиданный поворот сюжета, но чаще она - кода, необходимая для завершения мелодии, ритма, эмоции.
Под катом я собрал такие фразы, которые вспомнились прежде всего - а значит, произвели наиболее сильное впечатление. Нет, не все процитированные книги шедевры; но речь и не идет о шедеврах - только об умении поставить последнюю точку, заставить читателя цокнуть языком от удовольствия (возмущения, удивления).
Не предлагаю угадывать - многие тексты настолько известны, что предлагать вам назвать их было бы прямым издевательством. (При этом хрестоматийные произведения перемешаны с фантастикой, которую немалая часть читателей моего журнала счастливо минует.)
А интересует меня вот что: какие финальные фразы вы назвали бы "самыми-самыми"? Судя по разнообразию литературных вкусов, которые я наблюдаю во френдленте, результаты могут быть самыми непредсказуемыми.

1. - Про БЕЛОГО БЫЧКА, - сказал Йорик, - и одну из лучших в этом роде, какие мне доводилось слышать.
2. Дома, улицы, аллеи - увы - столь же недолговечны, как и года.
3. ...и я подумала не все ли равно он или другой и тогда я сказала ему глазами чтобы он снова спросил да и тогда он спросил меня не хочу ли я да сказать да мой горный цветок и сначала я обвила его руками да и привлекла к себе так что он почувствовал мои груди их аромат да и сердце у него колотилось безумно и да я сказала да я хочу Да.
4. Но никакого Александра Ивановича не было.
5. - Ну и ну. Носит же человека по свету. Двух месяцев нет, как мы из Алабамы вышли, а уже - Теннесси.
6. - Это неправда, - сказал он. Это неправда думал он, задыхаясь в холодном воздухе, в суровом мраке Новой Англии. Неправда! Неправда! Это неправда, что я его ненавижу! Неправда! Неправда! Неправда!
7. Винтовой вихрь забирал и крутил пыль, тряпки, крашенные щепки, мелкие обломки позлащенного гипса, картонные кирпичи, афиши; летела сухая мгла; и Цинциннат пошел среди пыли и падших вещей, и трепетавших полотен, направляясь в ту сторону, где, судя по голосам, стояли существа, подобные ему.
8. Прощай же, книга! Для видений - отсрочки смертной тоже нет. С колен поднимется Евгений, - но удаляется поэт. И всё же слух не может сразу расстаться с музыкой, рассказу дать замереть... судьба сама еще звенит, - и для ума внимательного нет границы - там, где поставил точку я: продленный призрак бытия синеет за чертой страницы, как завтрашние облака, - и не кончается строка.
9. Его исколотая память затихает, и до следующего полнолуния профессора не потревожит никто. Ни безносый убийца Гестаса, ни жестокий пятый прокуратор Иудеи всадник Понтийский Пилат.
10. Пушки противника громыхали тем разодранным в клочья утром, когда Его Величество Король Англии с миром в душе шагнул навстречу грядущему.
11. Он одержал над собой победу. Он любил Старшего Брата.
12. - Ну, вот я и вернулся, - сказал он.
13. Говорю я о турах и ангелах, о тайне прочных пигментов, о предсказании в сонете, о спасении в искусстве. И это - единственное бессмертие, которое мы можем с тобой разделить, моя Лолита.
14. Он будет сидеть там всю ночь, и он будет там утром, когда Джим проснется.
15. Каких свершений, издевательств, каких мук я еще ожидал? Не знаю. Но я твердо верил в то, что не прошло время жестоких чудес.
16. Он опять перескочил через несколько страниц, стараясь забежать вперед и выяснить дату и обстоятельства своей смерти. Но, еще не дойдя до последнего стиха, понял, что ему уже не выйти из этой комнаты, ибо, согласно пророчеству пергаментов, прозрачный (или призрачный) город будет сметен с лица земли ураганом и стерт из памяти людей в то самое мгновение, когда Аурелиано Бабилонья кончит расшифровывать пергаменты, и что все в них записанное никогда и ни за что больше не повторится, ибо тем родам человеческим, которые обречены на сто лет одиночества, не суждено появиться на земле дважды.
17. - Вы ведь расскажете нам, как он умер?.. Расскажете о мирах среди звезд - о других людях, о другой жизни?
18. Будь оно все проклято, ведь я ничего не могу придумать, кроме этих его слов - СЧАСТЬЕ ДЛЯ ВСЕХ, ДАРОМ, И ПУСТЬ НИКТО НЕ УЙДЕТ ОБИЖЕННЫЙ!
19. Я сидел скорчившись, прижимая к животу обеими руками свою белую папку, и повторял про себя - в десятый раз, в двадцатый раз повторял про себя: "...с тех пор все тянутся передо мной глухие кривые окольные тропы...".
20. Свет звезд не отразился на клинке его меча, когда он поднял его, чтобы скрестить с мечом Бретана. Дул сильный ветер. Было очень холодно.
21. Даже погода не та, какую мы ясно помним, и никогда не придет прежний летний день, не будут так белеть облака, и трава не будет столь душистой, а тень - глубокой и полной обещаний; такими мы помним их, такими они могли быть, такими и были когда-то, давным-давно.
22. К сему манускрипту я, Северьян Хромой, Автарх, руку свою прилагаю в год, что назовут последним годом старого солнца.
23. Временами Котта останавливался перевести дух и, крошечная песчинка на фоне скальных круч, бросал эти два слога навстречу горам, а когда прилетало эхо, отвечал: Здесь! - ибо средь каменных обрывов бились раскаты знакомых, привычных звуков - собственное его имя.
24. Так уж лучше оставаться здесь, ждать, любоваться холмами. Они очень красивые.
25. А по пути домой ей попались братья, затеялась куча-мала, и погибла прекрасная корона, и она забыла про послание, и послание не было доставлено.
26. И именно здесь они видят ризелку, трое мужчин видят ризелку, сидящую на камне у залитой солнцем дороги, и ее длинные волосы цвета морской волны развеваются на крепнущем ветру.
27. Но они все-таки сделали небольшой крюк и посмотрели на слона.
28. Мы все обречены на смерть, все без исключения, я это знаю, но, о Господи, иногда Зеленая миля так длинна.
Tags: perfect vacuum
Subscribe

  • Кажинный раз на этом самом месте

    Ольга Седакова: "М.Л.Гаспаров обычно отвечал без малейшего промедления - и при этом такими фразами, которые как будто не должны были бы успеть…

  • Костецький!

    На "Діаспоріані" виклали "Шекспірові сонети" у фантастичному перекладі Ігоря Костецького. 130-й я колись наводив.

  • Пере-переводческое

    Перебирая старые CD и DVD, обнаружил и такой: "Классика. Электронная книга. Толкиен Джон Рональд Руэл. Властелин Колец". Внутри оказался перевод…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 122 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Кажинный раз на этом самом месте

    Ольга Седакова: "М.Л.Гаспаров обычно отвечал без малейшего промедления - и при этом такими фразами, которые как будто не должны были бы успеть…

  • Костецький!

    На "Діаспоріані" виклали "Шекспірові сонети" у фантастичному перекладі Ігоря Костецького. 130-й я колись наводив.

  • Пере-переводческое

    Перебирая старые CD и DVD, обнаружил и такой: "Классика. Электронная книга. Толкиен Джон Рональд Руэл. Властелин Колец". Внутри оказался перевод…