Михаил Назаренко (petro_gulak) wrote,
Михаил Назаренко
petro_gulak

Category:

П. Г. Вудхаус. О героинях и криминальных романах

Ума не приложу, зачем прелестной блондинке заходить в дом, где засел убийца, или шляться по улице, где идет перестрелка. Там ей не место. Не поймите меня превратно: есть места (например, ипподром в Аскоте, крикетный стадион "Лордз" во время крикетного матча "Итон - Харроу"), где женщины, особенно хорошенькие, - желанные гости. Если я зайду в ночной клуб и не увижу там ни одной представительницы слабого пола, моему разочарованию не будет предела - но в портовом притоне Одноглазого Джо дамам, по моему глубокому убеждению, делать абсолютно нечего. Мне даже кажется, что всякая уважающая себя женщина не будет в восторге, если ее затолкают в платяной шкаф с кляпом во рту, а ведь с героиней криминального романа случаются истории и похуже.
А все дело в том, что героиня криминального романа, обворожительная девушка с огромными серыми глазами и кудрями цвета спелой пшеницы, высоким интеллектом, увы, не отличается. Больше того. Не будет преувеличением сказать, что по своему развитию она немногим превосходит шестилетнего умственного отсталого ребенка. Она уже много раз была на волосок от гибели, ей хорошо известно, что банда "Черный дрозд", разнюхав, где находятся секретные документы, преследуют ее по пятам, полиция наверняка многократно предупреждала ее, чтобы она не вздумала выходить из дому, и все же, стоит в половине третьего ночи появиться посыльному с запиской "Приходи немедленно", как она, надев шляпку, стремглав бросается к двери в сопровождении посыльного, одноглазого, рябого китайца с ядовитой улыбочкой, которому она, разумеется, всецело доверяет, идет к машине, черному лимузину с пуленепробиваемыми стеклами, и мчится к полуразрушенному особняку на болотах. Когда же сыщик, рискуя жизнью, приходит ей на помощь, героиня заявляет, что не желает иметь с ним ничего общего, ибо, по словам мулата с отрубленным носом, сыщик убил ее брата Гарри.
Такой героини нам, читателям, не надо. Да, мы знаем, издатель не может обойтись без представительницы слабого пола, которую можно было бы, с завязанными руками и с безумным блеском в глазах, посадить на капот подпрыгивающей на ухабах машины, - и все же мы требуем, чтобы женщины в криминальных романах не было. Пусть уж лучше будет бандит в маске, который, осклабившись, тычет в брюхо миллионеру ножом из папье-маше, чем все эти суетливые и бестолковые Мертл, Глэдис или Джейн, которыми напичкана современная приключенческая литература.
В отличие от современных детективов, Шерлок Холмс, и это в нем подкупает, знал цену женщинам и держался от них на почтительном расстоянии. Да, иногда он принимал их на Бейкер-стрит и терпеливо выслушивал сбивчивые истории про подозрительное поведение их дядюшек и отчимов. Он мог даже, расслабившись, познакомить их с Ватсоном, но, начиналось расследование, женщинам приходилось отступать на задний план и, что называется, "не высовываться".
Единственный человек, который мог бы остановить этих несносных героинь, - это убийца, и, надо отдать ему должное, он делает все от себя зависящее, чтобы заставить их замолчать, однако ему катастрофически не везет. Даже когда он приковал блондинку к лебедке в трюме и пустил воду, мы в глубине души не верим в успех дела. Наш читательский опыт подсказывает, что в подобного рода вещах доверять убийце нельзя: он ведь уже много раз подводил нас, злоупотреблял нашим доверием.
Убийце в криминальном романе фатально не везет, его подводит излишняя изобретательность. Вероятно, когда он был еще ребенком, недальновидные родители внушили ему, что он вундеркинд, и это самым пагубным образом сказалось на его деятельности.
Если обычный человек, непрофессионал, в силу сложившихся обстоятельств вынужден убить свою знакомую, он одалживает у приятеля револьвер, несколько патронов и, придя с работы, за какие-нибудь пять минут выполняет задуманное. Техническая сторона дела его не заботит.
Литературному же убийце простота претит. Ему не приходит в голову, что можно прицелиться в героиню и спустить курок. (Если сказать ему об этом, он решит, что его водят за нос.) Обычно же убийца из криминального романа привязывает героиню к стулу, перед стулом устанавливает треногу, на треногу кладет пистолет, к курку привязывает бечевку, вбивает в стену крюк, бечевку перекидывает через крюк, к первой бечевке привязывает вторую, к свисающему концу второй бечевки привязывает кирпич, под кирпичом ставит зажженную свечку и терпеливо ждет, пока на огне лопается первая бечевка, кирпич падает, от его веса натягивается вторая бечевка, и курок спускается. Но ведь в это время кто-то, по чистой случайности, может войти в комнату, задуть свечу - и придется начинать все сначала.
Если убийце, к примеру, необходимо прикончить муху, то он с помощью пилы проделает отверстие в полу, привяжет двери веревку и пошлет мухе записку, где говорится, чтобы она немедленно прилетала, ибо это "в ее интересах". Убийца все рассчитал, муха влетит в комнату, запутается в веревке, упадет под пол и сломает себе шею. И учтите, с точки зрения убийцы это не только самый простой, но и единственно возможный способ прикончить муху. Вы можете часами до хрипоты спорить с ним, но никогда не убедите его, что можно добиться лучших результатов с помощью свернутой в трубочку газеты.
И вот что самое обидное: убийца прибегает к столь хитроумным методам лишь имея дело с представительницами слабого пола. С мужчинами-то он церемониться не станет. Дайте ему баронета - и он, с хладнокровием средневекового палача, не моргнув глазом, вонзит ему в спину по самую рукоятку. Однако поручите ему расправиться с женщиной - и тут же появятся ядовитые змеи, подвешенные к люстрам, или бомбы, которые взрываются, только если оперный певец на пластинке "даст петуха".
Я сам знал одного убийцу, который сажал героиню на бочонок с порохом и терпеливо ждал грозы, чтобы в бочонок попала молния. Нет, это не деловой подход.
Всем этим людям следует запомнить раз и навсегда: чтобы избавиться от девушки с локонами цвета спелой пшеницы лучше всего хватить ее что есть силы по этим самым локонам монтировкой или, на худой конец, кочергой. Подкладывать же в косметичку героини тарантулов или смазывать ее помаду экзотическими азиатскими ядами - занятие неблагодарное и совершенно бесперспективное.
Пока же убийцы (а точнее, авторы криминальных романов) не овладеют этой универсальной истиной, мы легко обойдемся без героинь. А там - а там посмотрим.

(Перевод А.Ливерганта)
Tags: fiction, texts
Subscribe

  • Надписи города К.: ВАС ВСЕХ УНИЧТОЖАТ1111

  • Преміальне

    Шевченківська премія повертає номінацію "Літературознавство та мистецтвознавство". Нагадаю, що її прибрали кілька років тому, після того, як на неї…

  • Одна з

    Дві цитати з нещодавнього інтерв’ю Миколи Рябчука: «За останні 30 років я не купив жодної російської книжки: тут ще, власне, питання принципу, але й…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

  • Надписи города К.: ВАС ВСЕХ УНИЧТОЖАТ1111

  • Преміальне

    Шевченківська премія повертає номінацію "Літературознавство та мистецтвознавство". Нагадаю, що її прибрали кілька років тому, після того, як на неї…

  • Одна з

    Дві цитати з нещодавнього інтерв’ю Миколи Рябчука: «За останні 30 років я не купив жодної російської книжки: тут ще, власне, питання принципу, але й…