Михаил Назаренко (petro_gulak) wrote,
Михаил Назаренко
petro_gulak

Categories:

Прогрессоры

Наконец-то вышел четвертый том серии Светланы Бондаренко "Неизвестные Стругацкие: черновики, рукописи, варианты". Как и в предыдущих книгах, много интересного (скажем, наброски к историческому роману о киевских богатырях). Кое-что я решил закинуть в ЖЖ.
Вот отрывок из чернового варианта повести "Волны гасят ветер": что Тойво Глумов на самом деле думал о Максиме Каммерере. Почему этот фрагмент так отличается от окончательного варианта, понятно: ведь "Волны" - это мемуар Максима, и разговоры Тойво с Асей - не более чем реконструкции. А о таком Каммерер вряд ли догадался бы.

- Все-таки ты решил с ним поссориться, - сказала Ася.
- С кем? - Тойво поглядел на нее удивленно.
- Не надо, не притворяйся. Я этого давно жду. Я никогда не могла понять, что ты против него имеешь, но я всегда это чувствовала... И я никогда не понимала, как ты можешь работать с человеком, которого не любишь... Подожди, дай уж я договорю, раз уж мы начали говорить об этом! Я не знаю, чего ты с ним не поделил, это не мое дело, хотя я никогда не понимала, как можно не поделить что угодно с таким человеком, как Максим Каммерер. Я тебя много раз спрашивала, и каждый раз ты более или менее ловко уклонялся от ответа. И пускай. Это не мое дело. Но если ты наконец решился идти на разрыв, то очень хорошо. Нельзя работать с человеком, который тебе антипатичен. Это дурно, это дурной поступок. Так что можешь себя не мучить.
- Вот тебе и на-а-а! - протянул Тойво, растерянно улыбаясь. - А я-то льстил себя надеждой, что умею владеть собой! Неужели это так заметно?
- Что ты не любишь своего шефа? Еще бы! Он к тебе всей душой, а ты ему - фр-р-р-р! Я и видела-то вас вместе всего раз десять, но этого было вполне достаточно... Я знаю, откуда это у тебя. Это Майя Тойвовна тебя настроила!
- Ну уж прямо!.. - произнес Тойво неуклюже.
- Да у нее губы белеют, когда она о нем говорит, я сама видела, своими глазами!
- Да, - сказал Тойво. - Это верно, мама его не любит. И ты знаешь, представления не имею - почему. Насколько мне известно, они и не встречались-то с ним ни разу. Единственное, что у них общего, это то, что когда-то несколько лет они работали здесь, в Свердловске. Мама тогда была сотрудником Музея Внеземных Культур - знаешь, на Площади Звезды... Потом она заболела, уехала отсюда, и теперь ее в Свердловск калачом не заманишь. Я ее раз спросил: в чем дело? И она ответила мне примерно так: "С этим человеком у меня связаны самые неприятные воспоминания, хотя лично мне он ничего плохого не сделал. Он выполнял свой долг, как он это понимал". Странно, правда?
- А он? - спросила Ася.
- Что - он?
- Он никогда с тобой не говорил о Майе Тойвовне?
- Нет, конечно. Но ты правильно говоришь: относился он ко мне всегда очень хорошо. Может быть, даже незаслуженно хорошо.
- То есть он чувствует свою вину перед мамой и старается ее загладить, ты так думаешь?
- Не знаю... не уверен. Тора не похож на человека, который чувствует себя перед кем-либо виноватым. Он, знаешь ли, из тех кто не ошибается. Потому и жив.
Ася сказала с горечью:
- Ты бы послушал себя со стороны! С какой болезненной неприязнью ты о нем говоришь...
- Да, наверное, - сказал Тойво. - Тут все дело в том, что он - настоящий Прогрессор.
- Какой он Прогрессор? - вскричала Ася. - Что ты говоришь?
- Он - настоящий Прогрессор, высокого класса, профессионал! Мы все не любим Прогрессоров, но ВЫ представления ведь не имеете, что такое Прогрессор! Для вас это без пяти минут убийца, костолом, живущий среди зверей и поэтому сам почти зверь. Это все верно, в пиковые моменты он таков, деваться некуда. Но вам и в голову не приходит, что самое страшное в Прогрессоре совсем не это. Настоящий профессиональный Прогрессор – это прежде всего мастер лжи! Ложь - это непременное условие его существования, если он не лжет, не лицемерит каждую минуту, каждым словом, каждым жестом, он погиб.
- Но это же там, только там!
- Верно. Но ты сама подумай - вариться в кровавой каше несколько лет, а то и десятки лет, и вернуться на Землю таким же, каким ушел! Они же ведь не роботы! Каждый ловкий финт, каждая удачная интрига, каждый изящный выверт - они же тебя радуют, ты же ими гордишься, и навсегда остается в душе маленькая сладостная царапинка, которую ты будешь лелеять и здесь до самой смерти...
- А как же рекондиция?
- Всякая деформация остаточна, - сказал Тойво жестко. - Проходила в школе? Так это про них.
Ася, закусив губу, смотрела на него.
- И Сандро тоже?
- Тоже. Спроси его, он, наверное, с удовольствием расскажет тебе о кое-каких своих шалостях. Уверяю тебя, несмотря на изысканнейшую форму изложения, ты будешь несколько шокирована, а он, повторяю, будет рассказывать с удовольствием... Ты вот это постарайся понять: с удовольствием!
- Нет, - решительно сказала Ася. - Не верю.
- И слава богу, - сказал Тойво.
- Но ты же его любишь, я знаю!
- Люблю, - согласился Тойво.
- Сандро любишь, а Максима не любишь? Не понимаю.
Они надолго замолчали. Стемнело. Тойво смотрел, как внизу сквозь густую листву садов, сквозь сизоватые сумерки засветились разноцветные огоньки. И искрами огней обсыпались черные столбы тысячеэтажников.
- Ну, хорошо, - сказала наконец Ася. - Но Максим-то здесь при чем? Он же никогда не был Прогрессором... Во всяком случае, в нынешнем смысле этого слова...
- Понимаешь, - сказал Тойво, - это все очень неточные слова - люблю, не люблю... Не обращай внимания, я просто погорячился. По всем человеческим меркам, Тора - человек замечательный. Более того, это живая легенда. В обоих КОМКОНах спроси любого мальчишку. "Легендарный Мак Сим! Непревзойденный Белый Ферзь! Организатор операции "Тигр", после которой сам Президент стал звать его Тора..." Меня еще на свете не было, а он на Саракше подрывал лучевые башни и дрался с фашистами... Я был еще школьником, а он проник в Островную Империю, в их столицу, первый из землян... да и последний, кажется... Так что он, конечно же, Прогрессор в самом современном смысле этого слова. Но, несмотря на это, он даже у меня не может не вызывать восхищения. Я же все вижу. Он дьявольски умен, он добр, он обаятелен, и очень понятно, почему ты влюбилась в него по уши... И в то же время!
Тойво спрыгнул с подоконника и прошелся по комнате.
- В то же время я никогда не знаю, говорит он мне правду или лжет. Если у него есть выбор - сказать правду или солгать, он солжет. Он текучий как мираж. Он разговаривает со мной тэт-а-тэт - это один человек. Он разговаривает со мной и с Сандро вместе - это другой человек. Он рассказывает тебе анекдоты - это третий человек... Какой он на самом деле? Не знаю. И никто не знает. Сам-то он знает ли, какой он на самом деле? Он дает мне задание, а я никогда не могу быть уверен, что от меня требуется сделать то, что мне приказано сделать. Сплошь и рядом оказывается, что на самом-то деле требовалось сделать нечто совсем другое, но так, что бы я это другое сделал, сам об этом не подозревая... Ч-черт, я толком даже не могу это сформулировать... Ты понимаешь, что я хочу сказать?
- Понимаю, - сказала Ася. - Одного я не понимаю: как же ты мог так долго его терпеть?
Тойво остановился перед нею, уперев кулаки в бока.
- Да с чего ты, собственно, взяла, что я собираюсь с ним расставаться? Отношение у меня к нему сложное, неоднозначное, - ну и что же? Мы не в школе, мы не в гастрономической лаборатории, мы не можем позволить себе строить отношения по принципу "обожаю-ненавижу"! Мы в особом положении! Мне идти некуда. А если я все-таки уйду, на мое место шефу брать некого. Тут не очень-то раскапризничаешься... Ты вот что пойми, Аська! Он же уникален, мой шеф! Он единственный, кто чувствует угрозу... нет, даже не чувствует, - допускает ее! Ты, Аська, гастроном, ты не представляешь даже, в каком благодушном мире ты живешь, ты воображаешь, что так все и должно быть и пребудет вовеки... Ведь кругом же цветут благодушные улыбки, со всех сторон совершаются благорасположенные похлопывания по плечу, и рокочут благостные баритоны: "Ну, что вы, молодой человек... Ну, что у вас за воображение... Ну, стоит ли так драматизировать..." И только один мой шеф понимает положение, да еще горсточка таких же, как я, в сущности молокососов... Конечно, мне с ним трудно. Но работать, между прочим, вообще трудно, это вы тоже порядком подзабыли, товарищи гастрономы-астрономы-биоконструкторы!.. А что он до мозга костей Прогрессор со всеми онерами - ложь, лицемерие, притворство и что там еще, - так вот он мне сказал когда-то, я на всю жизнь запомнил: "Прогрессора одолеть может только Прогрессор". Умри, Максим, лучше не скажешь...
Тойво замолчал, включил верхний свет и повалился на диван в углу.
- Вот как обстоят дела, жена моя. А вовсе не так, как ты себе вообразила.
Ася робко сказала:
- Но ведь это ужасно, если это на самом деле так...
Тойво закрыл глаза и откинул голову на спинку кресла.
- Что именно ужасно, Аська?
- Да то, что вас никто не слушает! - сказала Ася, заводясь. - Это же возмутительно! Вы ведь не для собственного развлечения этим занимаетесь! Так работать, как вы, и никто не обращает внимания! Хочешь, я напишу Комову?
- Не хочу, - сказал Тойво, не открывая глаз. - Чаю я хочу.
- Надо написать Комову, - продолжала Ася, - что группа Каммерера из КОМКОНа-2 уже не первый год разрабатывает гипотезу о тайной деятельности на нашей планете так называемых Странников, что в силу непонятных причин группа Каммерера встречает со стороны руководства и широкой общественности поразительное противодействие...
- Не было противодействия, - сказал Тойво.
- Ну, не противодействие... Недоброжелательство...
- Не было недоброжелательства, - сказал Тойво.
- Хорошо! Равнодушие! Поразительное равнодушие!
- Ну какое же равнодушие! - сказал Тойво. - Фильм "Сватовство Странника" - видела? А говоришь - равнодушие. Игра недавно появилась настенная, "Поймай Странника", знаешь? Каждый может попробовать поймать Странника. Я не говорю уже о лекциях, брошюрах, монографиях, романах, рецензиях на романы, рецензиях на рецензии... Школьники играют в Странников... А вот то, что чаю человеку не дают, - вот это действительно равнодушие. Именно поразительное равнодушие.
Ася соскочила с подоконника и, не сказав ни слова, ушла творить чай. Тойво, открыв глаза, смотрел в белый потолок. Из окна на грани слышимости доносилось зуденье какого-то экзотического музыкального инструмента. Огромная бабочка вдруг влетела, сделала круг над столом и уселась на экран визора, распластав мохнатые черные с серым узором крылья. Тойво, не поднимаясь, потянулся к пульту сервиса, не дотянулся и уронил руку.
Ася вошла с подносом, разлила чай и села рядом.
- Смотри, - шепотом сказал Тойво, указывая ей глазами на бабочку.
- Здорово как, - отозвалась Ася тоже шепотом.
- Может быть, она захочет с нами тут пожить? - сказал Тойво.
- Нет, не захочет.
- А почему? Помнишь, у Казарянов жила стрекоза?
- Она не жила, - возразила Ася. - Она так, погащивала.
- Вот пусть и эта погостит. Мы будем звать ее Марфа.
- Почему - Марфа?
- А как?
- Сцинтия, - сказала Ася.
- Нет, - сказал Тойво решительно. - Марфа. Марфа Посадница. А экран будет у нас Посадник.
- Тойво, - сказала Ася. - А вот как же тогда... - Она замолчала.
- Что?
Она нерешительно посмотрела на него, уголки губ ее опустились
- Спрашивай, спрашивай, - сказал Тойво. - Смелей.
- Ты ведь тоже был Прогрессором, - сказала Ася. - Два года... или даже три... там...
- Два. На Гиганде. Есть такой очаровательный уголок во Вселенной...
- Подожди, - сказала она. - Ты сегодня сказал очень страшные слова. Ты сказал, что всякая деформация остаточна. Это неправда?
- Это правда, - сказал Тойво. - Но видишь ли, я оказался никуда не годным Прогрессором. Неспособным. Бесталанным. Я таки не сумел превратиться. Но след все равно остался. Знаешь какой? Вы все, нормальные люди, не приемлете ложь, отвергаете ее, но делаете это теоретически. Вы и сами никогда не лжете, и вам никто никогда не лжет. Для вас ложь - понятие почти абстрактное, что-то вроде воровства. А я ложь ненавижу! Для меня это нечто конкретное. Как конкретный ненавистный человек.
Он взял стакан в обе руки, поднес ко рту и, не отхлебнув, поставил на поднос.
- Нет, этого не объяснить. Что такое ненависть - ты тоже не знаешь.
Tags: texts, АБС
Subscribe

  • Солидный Господь...

    Из ФБ Dilshat Harman: Сегодня узнала, что мистерию "Распятие Христа" в средневековом Йорке разыгрывали члены гильдии изготовителей гвоздей, и вся…

  • После ясно-кристальных дней

    Я зажег на горах красный факел войны. Разгораяся лижут лазурность огни. Неужели опять для меня суждены Эти звонкие, ясно-кристальные дни? (Гумилев,…

  • Current mood

    Сова-Диоген. Чувствую себя совой-Диогеном.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

  • Солидный Господь...

    Из ФБ Dilshat Harman: Сегодня узнала, что мистерию "Распятие Христа" в средневековом Йорке разыгрывали члены гильдии изготовителей гвоздей, и вся…

  • После ясно-кристальных дней

    Я зажег на горах красный факел войны. Разгораяся лижут лазурность огни. Неужели опять для меня суждены Эти звонкие, ясно-кристальные дни? (Гумилев,…

  • Current mood

    Сова-Диоген. Чувствую себя совой-Диогеном.