Михаил Назаренко (petro_gulak) wrote,
Михаил Назаренко
petro_gulak

Categories:

Японец о России XVIII века

Спасибо sciuro: вот они, "Краткие вести о скитаниях в северных водах" Кацурагавы Хосю.
Это текст, записанный со слов японского моряка, корабль которого потерпел крушение и прибился к Алеутским островам. Японец, Кодаи, прожил несколько лет в России, был в Петербурге, а затем с первой российской экспедицией вернулся в Японию, где его очень подробно допросили. Дело происходило еще при Екатерине II. Эти материалы оказались так строго засекречены, что сами японцы их извлекли из архивов только в начале тридцатых годов XX века, издали и снова засекретили крошечным тиражом, и в продажу эта книга так и не поступила. В СССР микрофильм с этой книгой попал только в начале шестидесятых, десять лет шла подготовка академического издания, которое, увы, и здесь стало редкостью. Теперь ее регулярно ищут в сети :) ко мне она попала случайно и ненадолго, но я успела ее отсканировать.

Я, как, наверное, и многие, знал об этой книге только потому, что ее цитировал Лотман (и только то, что он цитировал):

...Это внимательный добросовестный наблюдатель, но, естественно, он был связан со свои культурным опытом (например, когда предупреждал читателей, что землетрясения случаются в Петербурге очень редко). Еще интереснее другой пример: описывая снег в Петербурге, автор воспоминаний не только имеет в виду зиму, но и говорит, что императрица отправляется весною в Царское Село, «чтобы полюбоваться снегом». Здесь — очень тонкое выражение специфики японского восприятия природы. Житель Петербурга переживает снег как естественную, привычную красоту. И что особенно важно, зимой в России снег выпадает надолго, поэтому он влечет за собой представление о долгом, прочном и даже вечном. В Японии снеговой покров недолог и вызывает образы кратковременной, быстро исчезающей красоты. В японской образности снег хрупок и ассоциируется с чувством быстротечности земной красоты. Как же не полюбоваться ею перед ее исчезновением! Этот оттенок меланхолического эстетизма привносится в зимние петербургские пейзажи их японским наблюдателем. Однако не менее характерно и другое: путешественник стремится не перетолковывать чужую действительность по моделям своей, а дать ее исчерпывающе полное описание.
Он с одинаковыми невозмутимыми подробностями описывает дворцовые залы и устройство уборных, и если первые описания мы еще можем найти в других источниках, то вторые совершенно уникальны.
Ср.: «Уборные называются [по-русски] нудзуне, или нудзунти [нужник]. Даже в 4-5-этажных домах нужники имеются на каждом этаже. Они устраиваются в углу дома, снаружи огораживаются двух-трехслойной [стенкой], чтобы оттуда не проникал дурной запах. Вверху устраивается труба вроде дымовой, в середине она обложена медью, конец [трубы] выступает высоко над крышей, и через нее выходит плохой запах. В отличие от дымовой трубы в ней посредине нет заслонки, и поэтому для защиты от дождя над трубой делается медный навес вроде зонтика. Над полом в нужнике имеется сиденье вроде ящика высотой 1 сяку 4-5 сунов [сяку. 30,3 см или 37,8 см ; I сун. 3,03 см].
В этом [сиденье] вверху прорезано отверстие овальной формы, края которого закругляются и выстругиваются до полной гладкости. При нужде усаживаются поудобнее на это отверстие, так чтобы в него попадали и заднее и переднее тайное место, и так отправляют нужду. Такое [устройство] объясняется тем, что [в России] штаны надеваются очень туго, так что сидеть на корточках, как делают у нас, неудобно. Для детей устраиваются специальные сиденья пониже. Нужники бывают большие с четырьмя и пятью отверстиями, так что одновременно могут пользоваться три-четыре человека. У благородных людей даже в уборных бывают печи, чтобы не мерзнуть Под отверстиями сделаны большие воронки из меди, [а дальше] имеется большая вертикальная труба, в которую все стекает из этих воронок, а оттуда идет в большую выгребную яму, которая выкопана глубоко под домом и обложена камнем. Испражнения выгребают самые подлые люди за плату.
Плата с людей среднего сословия и выше — по 25 рублей серебром с человека в год. Очистка производится один раз в месяц после полуночи, когда на улицах мало народа. Все это затем погружается на суда, отвозится в море на 2-3 версты и там выбрасывается».
Японский путешественник тщательно описывает странные для него обычаи, составляя источник сведений огромной для нас ценности. О браках мы находим у него следующее: «По обычаям той страны и знатные и простые, и мужчины и женщины празднуют каждый седьмой день и обязательно ходят в церковь молиться будде. Обычно в этих случаях и происходит выбор невест и женихов». Сама неосведомленность иностранца увеличивает для нас ценность источника. Знакомство и завязывание любовных отношений, конечно, на самом деле не является функцией церкви и не входит в нормы поведения молящихся. Поэтому более осведомленный наблюдатель пропустил бы это как нарушение правил или специально оговорил бы предосудительность подобного поведения. Но японский капитан выводит свои эмпирические наблюдения в ранг узаконенной нормы, фиксируя их в своих записях и тем самым сохраняя для нас яркие черты бытовой реальности. «На жениха надевают новую одежду, и он отправляется к невесте в сопровождении родственников и свата (сватом японский автор называет дружку, роль которого ему, по-видимому, не совсем ясна. — Ю. Л.), а также красивого мальчика лет четырнадцати-пятнадцати, выбранного для того, чтобы впереди них нести икону (словом «икона» переводчик передает японское выражение, буквально означающее: «висячее изображение будды». — Ю. Л.) усаживают мальчика на четырехколесную повозку, для чего на нее кладут доску, как скамейку. За ним в одной коляске в дом невесты едут жених и сват». Японский наблюдатель выделяет, видимо, непривычный ему обычай родственников жениха и невесты целоваться при встрече. Войдя в дом невесты, «жених и все сопровождающие его молятся изображению будды, висящему в комнате, и только после этого усаживаются на стулья. В это время мать выводит за руку невесту и передает ее жене свата. Жена свата берет невесту за руку, целуется со всеми остальными и в одной карете с невестой отправляется прямо в церковь, а жених едет туда же в одной карете со сватом».
Subscribe

  • Опять об Нобеля

    Когда Шолохову дали Нобелевскую премию, Дмитрий Чижевский, как утверждают, заметил: первый хирург, удаливший аппендицит, заслуживал Нобелевки, но…

  • Нобелевка такая Нобелевка

    Претенденты 50-летней давности: Ахматова! Борхес! Бубер! Набоков! Паунд! Уайлдер! ...А дали Шолохову.

  • Итоговый пресс-релиз премии "Новые горизонты"-2015

    Объявлен лауреат литературной премии «Новые Горизонты» Премия «Новые горизонты» завершила третий премиальный сезон. Лауреатом премии, которая…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

  • Опять об Нобеля

    Когда Шолохову дали Нобелевскую премию, Дмитрий Чижевский, как утверждают, заметил: первый хирург, удаливший аппендицит, заслуживал Нобелевки, но…

  • Нобелевка такая Нобелевка

    Претенденты 50-летней давности: Ахматова! Борхес! Бубер! Набоков! Паунд! Уайлдер! ...А дали Шолохову.

  • Итоговый пресс-релиз премии "Новые горизонты"-2015

    Объявлен лауреат литературной премии «Новые Горизонты» Премия «Новые горизонты» завершила третий премиальный сезон. Лауреатом премии, которая…