Михаил Назаренко (petro_gulak) wrote,
Михаил Назаренко
petro_gulak

Брак Психоанализа и Структурализма

Петер Корнель в книге «Пути к раю» цитирует материалы о медиуме Элен Смит (о ней см. в Википедии и много где еще: «Hélène Smith was known by the Surrealists as the Muse of Automatic Writing. They considered her evidence of the power of the surreal and a symbol of surrealist knowledge» и т.д.). Цитирую без диакритических знаков.

«Доде не си хаудан те меш метиш астане ке де ме веш». Элен Смит повторяет в трансе эту фразу, которую, по ее словам, она услышала на планете Марс и которая означает: «Ты увидела дом великой Астанес». В сомнамбулическом состоянии Элен совершает путешествие на Марс и рассказывает о тамошнем пасторальном ландшафте: голубые и розовые озера и персикового цвета земля. Но когда она перемещается еще дальше, на некую неизведанную планету Ультра-Марс, находящуюся позади Марса, ей кажется, что она дошла до края Вселенной: «Здесь я не видела ни единого дерева, ни единой зеленой травинки». В конце 90-х годов прошлого столетия устные и письменные высказывания Элен и ее рисунки изучал руководитель Психологической лаборатории в Женеве Теодор Флурнуа. Исследования проводились в течение многих сеансов, во время которых молодая и красивая Элен Смит автоматически излагала ошеломляющие рассказы, используя некий язык, алфавит и рисунки. Флурнуа был убежденным противником спиритизма и суеверий и ни на мгновение не допускал, что слова Элен приходят из другого мира; по его мнению, они были диковинным плодом ее необузданной детской фантазии, ее бессознательного. Но как только Флурнуа делает попытку расшифровать тайный язык Элен и ее видения, она тотчас находит все новые языки видения, словно прибегая к своеобразному защитному маневру: на смену так называемому Королевскому циклу, во время которого Элен воплощается в Марию Антуанетту, приходит цикл Индуистский, потом Марсианский и, наконец, — последний оборонительный рубеж — цикл Ультра-Марсианский.

Столкнувшись с загадкой Элен Смит, Теодор Флурнуа и его помощники работают как проницательные сыщики, стремясь разгадать ее тайну. Когда речь идет о мнимом санскрите Индуистского цикла, Теодору Флурнуа помогает ни много ни мало сам Фердинанд де Соссюр, основоположник структурной лингвистики. В эту пору профессор де Соссюр преподавал в Женеве санскрит и занимался научной деятельностью в области индоевропейских языков. Он принял непосредственное участие в нескольких сеансах Элен Смит. [...]

Ученые вели пространные дискуссии о том, каким образом продавщица магазина Элен Смит могла приобрести знание санскрита. Теодору Флурнуа казалось, что он нащупал возможные указания на литературу по индологии, с которой она могла ознакомиться через кого-то из друзей. Но с точки зрения лингвистики этим вопросом занимался прежде всего де Соссюр. Он исходил из двух слов: «atieya Gana-patinama», которыми 3 марта 1895 года Элен открыла индуистский цикл о принцессе Симониде и принце Сиврука. Эту фразу де Соссюр толкует как санскритоподобный гибрид французской фразы: «Je vous benis au nom de Ganapati» («Благословляю вас именем Ганьяпати»). В поразительно остроумной (хотя не всегда убедительной) реконструкции ученый не обходит стороной ни одну из возможных путеводных нитей, не щадит никаких умственных усилий. Вот какое толкование предлагает де Соссюр: «1. „Je" необходимо изменить. Возникает ли в ее памяти какое-нибудь экзотическое слово вместо „je"? Нет. не возникает. И тогда она наугад ставит „а" вместо „je". (Собственно говоря, может быть, это „а" подсказано английским „I", но это не обязательно.) 2. „vous benis" или „benis vous", ибо, если слово, заменяющее „je", берется из английского, английский порядок слов вполне может повлиять на стоящее непосредственно за ним слово. Следовательно, „benis vous" передается словами „tie ya". „Ya" могло быть взято из английского „уои" (измененного доминантной гласной санскрита). Происхождение „tie", „benis" неизвестно, как и в случае с марсианским языком. 3. „au nom de Ganapati", Ганьяпати — просто имя, без прохождения предшествующих механизмов; оно могло быть взято откуда угодно. Остается „au nom de", которое передается словом nama, может быть, это воспоминание о немецком Name, может быть, оживление санскритского nama, которое Элен могла где-то подхватить; наконец, сама конструкция, которая, вопреки французскому порядку слов, могла вслед за немецким Name воспроизвести немецкий оборот in Gottes Naтеп, in Ganapatis Namen. Короче говоря, это тарабарщина, которая заимствует свои составные части где придется, а остальное придумывает, следуя простому правилу: не дать угадать французский источник, из которого она берет свое начало». (Иными словами, это своего рода «Abwehr», защитный механизм.) Со своей стороны, Флурнуа выводит «atieya» из «atjou!», ономатопоэтического слова, обозначающего чиханье, с которым связано следующее за ним благословляющее «prosit». Таким образом, случай Элен Смит считался как бы исчерпанным, по крайней мере в первом приближении. Для наглядности я представил рассуждения де Соссюра такой схемой:

28.32 КБ



Это многообещающее начало сотрудничества раннего психоанализа с лингвистикой генеалогически скрепил брак между сыном де Соссюра и дочерью Теодора Флурнуа.
Subscribe

  • Кажинный раз на этом самом месте

    Ольга Седакова: "М.Л.Гаспаров обычно отвечал без малейшего промедления - и при этом такими фразами, которые как будто не должны были бы успеть…

  • Бобе майсес

    Сто лет этот мультфильм не пересматривал. "И ребе сказал ему: - А как же!.."

  • Солидный Господь...

    Из ФБ Dilshat Harman: Сегодня узнала, что мистерию "Распятие Христа" в средневековом Йорке разыгрывали члены гильдии изготовителей гвоздей, и вся…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments