Михаил Назаренко (petro_gulak) wrote,
Михаил Назаренко
petro_gulak

Category:

В мире вещей и идей

В послесловии к сборнику Борхеса и Биой Касареса "Шесть загадок для дона Исидро Пароди" Умберто Эко пишет, что действие этих новелл - как и большинства новелл Борхеса - происходит в "извращенной вселенной Спинозы" (sick Spinozist universe; Limits of Interpretation, 156).

To be sure that the mind of the detective has reconstructed the sequence of the facts and of the rules as they had to be, one must believe a profound Spinozistic notion that "ordo et connexio rerum idem est ac ordo et connexio idearum." The movements of our mind that investigates follow the same rules of the real. If we think "well," we are obligated to think according to the same rules that connect things among themselves. If a detective identifies with the mind of the killer, he can't help but arrive at the same point at which the killer arrives. In this Spinozist universe, the detective will also know what the killer will do tomorrow. And he will go to wait for him at the scene of the next crime.
But if the detective reasons like that, the killer can reason like that as well: he will be able to act in such a way that the detective will go and wait for him at the scene of the next crime, but the victim of the killer's next crime will be the detective himself. And this is what happens in “Death and the Compass," and in practice in all of Borges's stories, or at least in the more disturbing and enthralling ones.
The universe of Borges is a universe in which diverse minds can't help but think through the laws expressed by the Library. But this is the Library of Babel. Its rules are not those of neopositivistic science; they are paradoxical rules. The logic (the same) of the Mind and that of the World are both an illogic. An iron illogic. Only under these conditions can Pierre Menard rewrite "the same" Don Quixote. But alas, only under these conditions the same Don Quixote will be a different Don Quixote.
(Limits, 160-161)

Дон Исидро потому и разгадывает загадки, сидя в тюрьме, что ему нет необходимости выходить: его сознание работает так же, как и мир (т.е. по законам литературных сюжетов), а снаружи только будет мешать "белый шум".
Эко лишь вскользь упоминает, что цикл "биорхесовских" рассказов "пародирует Честертона, так же, как тот пародировал всю традицию классического детектива, начиная с По" (Limits, 152). А контраст вырисовывается интересный. Борхес Честертона совершенно не понимал - не хотел понимать, - чему свидетельством его известное эссе; как справедливо заметил Аверинцев, "Честертон намалевал беса, с которым бороться, а Борхес сделал из него бога". Трауберг показала, что рассказы об отце Брауне не выдерживают проверки "простейшей логикой" - а все потому же: у Честертона, как и у Борхеса, "порядок и связь идей те же, что порядок и связь вещей", но это не порядок бесконечной и периодичной Библиотеки. Мир Честертона иллогичен, но разумен и нравственен.

"Высокий священник кивнул склоненной головой.
- Да, - сказал он, - безбожники взывают теперь к разуму. Но кто, глядя на эти мириады миров, не почувствует, что там, над нами, могут быть Вселенные, где разум неразумен?
- Нет, - сказал отец Браун, - разум разумен везде.
Высокий поднял суровое лицо к усеянному звездами небу.
- Кто может знать, есть ли в безграничной Вселенной... - снова начал он.
- У нее нет пространственных границ, - сказал маленький и резко повернулся к нему, - но за границы нравственных законов она не выходит".

Борхес, конечно, на стороне Фламбо ("- В любом времени, - выговорил я не без дрожи, - я благодарен и признателен вам за воскрешение сада Цюй Пэна. - Не в любом, - с улыбкой пробормотал он. - Вечно разветвляясь, время ведет к неисчислимым вариантам будущего. В одном из них я - ваш враг").
Все остальное из этого следует.
Tags: borges, chesterton, eco
Subscribe

  • Усе ближче

    Отут можна послухати мою вчорашню розмову з Оленою Гусейновою про антологію "Крім "Кобзаря"", яка - нагадую - має вийти до кінця весни.

  • Як пишеться історія літератури, або Привид київського ченця

    Валерій Шевчук – безперечно, дуже вагома постать в сучасній українській культурі. Так само ніхто не буде заперечувати, що він зробив дуже багато…

  • Офіційно

    В середу, 7 квітня, о 12.10, на радіо «Культура» в програмі «Пряма мова» ми з Оленою Гусейновою говоритимемо про мою книжку, що вже за півтора…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments

  • Усе ближче

    Отут можна послухати мою вчорашню розмову з Оленою Гусейновою про антологію "Крім "Кобзаря"", яка - нагадую - має вийти до кінця весни.

  • Як пишеться історія літератури, або Привид київського ченця

    Валерій Шевчук – безперечно, дуже вагома постать в сучасній українській культурі. Так само ніхто не буде заперечувати, що він зробив дуже багато…

  • Офіційно

    В середу, 7 квітня, о 12.10, на радіо «Культура» в програмі «Пряма мова» ми з Оленою Гусейновою говоритимемо про мою книжку, що вже за півтора…