Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

... and the Bookman

Жуки



Прекрасная история о колорадском жуке - биологическом оружии ̶Т̶р̶е̶т̶ь̶е̶г̶о̶ ̶Р̶е̶й̶х̶а̶ ̶В̶е̶л̶и̶к̶о̶б̶р̶и̶т̶а̶н̶и̶и̶ ̶С̶Ш̶А̶.

"Когда есть четкое представление о враге, даже естественные явления (в данном случае завоз новой фауны в результате продовольственных поставок из Нового Света) могут быть истолкованы как результат его целенаправленных и злонамеренных действий. Из примеров выше хорошо видно, что все опасения и обвинения возникали в ответ на во­ображаемые эксперименты противополож­ной стороны. Эти воображаемые исследования противника становились также причиной реальных экспе­ри­ментов по сбрасыванию жука над посевами".
... and the Bookman

Издатель языка

Из дневника Пантелеймона Кулиша, 9 декабря 1846 г.:

«Все благоприятствовало моему отъезду из Петербурга. Зная, что на почтовой станции в больших городах трудно сразу достать лошадей, я велел гимназическому солдату нанять вольных. Но он привел мне почтовых. Он наговорил смотрителю, что я важный человек. Что еду за границу по Высочайшему повелению и пр. “Да зачем он едет?” – спрашивали его. “Они едут, – отвечал солдат, – для малороссийского языка, отыскать от начала веков. Они издатели малороссийского языка”. – “Да где же он там его отыщет?” – “Да уж они знают где. Велено отыскать от начала веков”. После этого всяк согласится, что не дать лошадей было невозможно».
... and the Bookman

Пять лет и день

23 февраля 2014 года я запостил в ЖЖ эту цитату. Толкин, как обычно, лучше нас самих знал, что будет.

Из рассказа Гэндальфа о предыстории похода к Одинокой горе:
"Кроме того, был еще народ Шира. Я проникся к обитателям Шира теплыми чувствами во времена Долгой Зимы, которую никто из вас не помнит. В тот год им и вправду пришлось тяжко, очень тяжко - вначале они умирали от холода, а потом наступил неурожай и страшный голод. Но именно тогда они проявили мужество, и стойкость, и умение сострадать друг другу. И выжить они сумели не только благодаря своему мужеству, терпению и стойкости, но и благодаря состраданию. Мне хотелось, чтобы они выжили и на этот раз, ибо я видел, что вскоре в Западных землях вновь наступят тяжелые времена: на этот раз не холод и голод, но беспощадная война. И чтобы пережить эту войну, им требовалось нечто большее, чем то, что у них уже есть, - так мне казалось. Что именно требовалось им - я не знал. Может быть, им следовало чуточку больше знать и чуточку получше разбираться в том, что происходит вокруг, и в том, какая роль уготована им самим".
("Неоконченные предания", с. 331)
... and the Bookman

Там, к востоку от Суэца

Тема для постколониальных штудий: «Русские в Азии: “Ким” Киплинга, “Дар” Набокова».
Из второй главы «Дара»: «помню одного дурака, особенно надоедливого, в желтом шелку, под красным зонтиком…» (уж не Хари-бабу ли?); «китайских солдат, вооруженных алебардами и несущих громадные, дурацки-яркие знамена…»
Что, в общем-то, подтверждает выводы Киплинга.
(Если что – я оба романа очень люблю, дело не в этом.)
... and the Bookman

Очередной «А меня-то за что!»

Дмитрий Данилов (Новый мир, 2017, № 5):

Мне так нравилось
Там бывать
Это такая
Хорошая земля
Харьков, Днепропетровск
Киев, Донецк
Полтава, Львов
Хорошие места
Хорошо там
[...]
Бывал там уже много раз
Города уже перечислены выше
И теперь уже неизвестно
Когда там придется побывать

Даже если будет
Такая возможность
Не факт, что надо будет
Ею воспользоваться
Не факт, что надо ехать туда
Где тебя считают врагом
Вернее, не то что не факт
А факт: не надо туда ехать

«Считают врагом», видите ли. А фашистами-на-Майдане пугал? А крымнаш писал? («Если все это приведет к реальному улучшению положения русских на Украине (в чем я далеко не уверен, учитывая особенности нашего прекрасного государства эрэф) и при этом обойдется без военных действий (в этом я почему-то почти уверен) - то и хорошо». – 1 марта 2014. То есть без войны отжали, и ладушки. И бедным русским-на-Украине неведомо как, но помогли.)
Так вы, батенька, враг и есть. Пассивный, диванный, но враг. И ностальгируете не по Украине, а по Малороссии. А черта с два. («Ех. нам би так!» – «Вам так не буде».)
... and the Bookman

Олейников и др.

С удовольствием читаю фундаментальное предисловие Олега Лекманова и Михаила Свердлова к однотомнику Николая Олейникова (изд. 2-е, испр. и доп.; ОГИ, 2016): не только новые факты, но и анализы с интерпретациями, благодаря которым стихи, выученные наизусть четверть века назад, начинают звучать по-новому.

Украинские и южнорусские контексты:

Жизнь меняется так быстро, что в 3-м, испр. и доп. Издании вместо «Бахмут (ныне Артемовск)» нужно будет печатать «Бахмут (ныне Бахмут)».

О станице Каменской Войска Донского: «Сперва тут всласть похозяйничали красные. Они даже образовали в станице “целый кабинет министров: министр финансов – Пантюшка Еременко, бывший ученик высшего начального училища, министр народного просвещения — псаломщик Андрей Горобцов, министр юстиции – студент первого курса Башкевич и министр внутренних дел и военный – Ефим Щаденко, судившийся, сколько припоминает один из свидетелей, за сбыт фальшивых монет” (Из итогового акта особой комиссии при главнокомандующем вооруженными силами на Юге России по расследованию злодеяний большевизма, составленного 21 июня 1919 года)». Белые, конечно, были не гуманнее красных.

Стихотворение Олейникова «Перемена фамилии» у украинского читателя вызывает в памяти, конечно же, «Мину Мазайла»; помнится, у нас даже выходила книжка с перечнем самопереименований тех лет. Лекманов и Свердлов приводят такой же список, но из «Известий» 1934 года. Хренов – на Лондонский, Синепупов – на Зорин, Пердунов – на Дубровский и т. д. Разумеется, немало евреев, и любопытней всего некий Абрам, меняющий имя на Адольф. Что это нам говорит о политической конъюнктуре 1934 года?
... and the Bookman

Не быть такими

21 февраля 1916 г. Артур Конан Дойл писал в "Saturday Review":
"Полностью поддерживаю проводимую Вами мысль о том, что ради предотвращения вражеских воздушных налётов следует пригрозить Германии ответными ударами по её городам, а в случае необходимости и нанести их. Наши оппоненты, выдвигая принцип "игры по правилам", сами ему не очень-то следуют, искажая суть вопроса потому только, что не согласны с самой его постановкой. Досточтимые епископы, лорд Бакмастер, полковник Джексон и другие противники ответных ударов в один голос твердят, будто их целью станет убийство детей и женщин. Это абсолютная чушь. Цель их - в том, чтобы не допустить этих убийств. На сегодняшний день Англия вынесла более тридцати воздушных налётов, в результате которых погибли сотни наших сограждан. Никакого способа остановить убийц до сих пор так и не найдено. Убеждён: если бы уже после первой бомбёжки мы громогласно и гневно осудили этот бесчеловечный метод ведения боевых действий, намекнув, что при всём отвращении к таковым вынуждены будем для самообороны к ним всё же прибегнуть, повторения бы не последовало, и жизни наших женщин и детей оказались бы спасены. Сделать это не поздно даже сейчас..."

Из письма Конан Дойла в "Таймс" (опубликовано 31 декабря 1917 г.):
"Я с величайшим уважением отношусь к епископу Винчестер­скому, но утверждение о том, что ненавидеть следует грех, но не самого грешника, уводит его в такую область метафизики, которая - по крайней мере, для меня - к реальной жизни не имеет ни малейшего отношения. Когда я слышу о том, что немец пинает раненого британского солдата, объектом моей ненависти становится немец, а не пинок. Ненависть к этому человеку, желание покарать его и сообщников - вот что поддерживает меня в борьбе...
Епископ использует затасканный аргумент: мол, раз мы осуждаем поведение немцев, значит, не должны брать с них пример. То же говорилось и по поводу использования отравляющих газов; сегодня ясно, что оппоненты, воспреобладай их взгляды тогда, крайне ослабили бы нашу военную мощь. И в отношении ударов возмездия с воздуха произносились те же слова. Крайне безответственно осудив таковые, епископы мешали действиям наших военных до тех пор, пока само развитие событий не показало, что нападение - лучшая форма защиты. Но сегодня мы снова слышим тот же аргумент! Ответ на него ясен: да, первым использовать подобные средства нельзя, но раз уж враг их принял на вооружение и извлёк из них военную пользу, необходимо либо последовать его примеру, либо смириться с поражением в борьбе за прогресс и свободу".

Ужасно, что потребовалась не одна, а две мировые войны, чтобы мысль о том, что никогда, ни при каких обстоятельствах нельзя уподобляться бесчестному врагу закрепилась в британской культуре - более того, стала едва ли не основной идеологемой/мифологемой Второй мировой. Хоббиты не должны становиться орками. Так просто и так сложно.
... and the Bookman

Линкольну повезло

Оригинал взят у alex_khavr в Линкольну повезло
В его честь назвали машину.

Шучу, конечно же. Повезло, потому что его убили в момент торжества. Ещё пару месяцев - и он бы начал выгребать за всё, что натворил за последние 4 года (и наверняка за то, что "неправильно" вёл бы себя с побеждёнными южанами).

Итак, расширенная версия моего летнего поста.

Линкольна выбрали в декабре 1860-го, инаугурация прошла в марте 1861-го, когда треть штатов уже сказала "Только через наш труп", захватила банки, суды, госадминистрации и арсеналы. Всё это время Линкольн пытался договориться, убедить и найти компромисс. Администрация была полна теми, кого журналисты ласково называли "медноголовыми змеями" - сторонниками примирения и "договорняка". На момент штурма форта Самтер из войск у него было ополчение трёх северных штатов. Изначальный энтузиазм быстро сменился рациональным страхом, и добровольцев в армию нудное количество не набралось. Объявили мобилизацию, от которой в Канаду в общей сложности сбежало 280 тыс. человек. (На Юге сбежало 100 тыс., но их и было в 3 раза меньше). Пришлось мобилизовать иммигрантов: немцев и ирландцев (фи-фи-фи). Очень скоро началась инфляция (единственная радость - на Юге она была больше).

В Конгрессе - неустойчивое большинство, периодически превращавшееся в оппозицию. Президент пообещал подавить бунт за пару месяцев. Первая же битва обернулась позорным разгромом северян, а война затянулась на 4 года. За первые два года сменилось 5 главнокомандующих (некоторые успели побывать на должности всего пару месяцев). Прекрасные организаторы и интенданты почему-то терпели поражения в битвах.

Был принят план "Анаконда" - изоляция всех южных штатов и ожидание того, что с голодухи они одумаются и пойдут на переговоры. Штаты Конфедерации, кстати, были классическим сырьевым придатком Британии - поставляли большую часть хлопка на текстильные фабрики Туманного Альбиона. И поэтому были очень богатыми - могли швыряться деньгами как на развлечения, так и на армию. Вот только ружей своих было мало почему-то. Но Британия стремилась уладить конфликт дипломатическим путём до последнего. А мотивация Севера в плане "удушения" была сложной:
1. Ну, это же наши сограждане, зачем их убивать, даже если они неправы?
2. Почему наши парни должны умирать из-за этих чёртовых ниггеров?
3. Мы же все разумные люди - можем договориться.
4. Вот сейчас мы пойдём всё там рушить - а потом нам же за собственные деньги это всё восстанавливать?

А пока ждали ответа с той стороны, начальство из Вашингтона требовало ну хоть каких-то военных побед для дипломатического торга. Результаты такого подхода лучше всего иллюстрируют две цитаты. Одна, генерала Джексона перед Фредриксбергом:
"Бёрнсайда только назначили на должность главнокомандующего, Вашингтон требует действий. Поэтому ему некуда деваться - он начнёт переправу и будет атаковать нас там, где мы его ждём".

И вторая, генерала Буфорда перед Геттисбергом:
"Вот эти холмы. Пока командование ждёт и сомневается, их займут южане. А потом из Вашингтона придёт телеграмма с требованием решительных действий, и наши парни будут гибнуть, пытаясь отбить эти холмы назад". (После чего самовольно завязал битву с передовыми частями южан).

Вообще, у северян не было действительно ярких полководцев. Армия держалась на офицерах среднего звена (вроде пресловутого полковника из штата-родины Стивена Кинга, на гражданке бывшего школьным учителем латыни - а потом ставшего многократным губернатором), а знаменитости вроде Улисса Гранта и Шермана отличались не столько стратегическим гением, сколько упрямством и методичностью (а также, в некоторых случаях, алкоголизмом). И северяне победили именно потому, что были презренными скупыми и расчётливыми янки. Они не сорили деньгами, а считали, что, где и сколько надо. Сколько ружей и патронов, повозок, лошадей и корма, поездов и угля, палаток и одежды (заметили, что во всех фильмах северяне в униформе, а южане - в чём с фермы пришли?). Сколько людей нужно Шерману, чтобы в любой момент иметь возможность обойти оборону южан в Джорджии. Сколько дней может продержаться Виксбург. И (моё любимое), пленные из каких дивизий есть на второй день битвы при Геттисберге... ага, нет пленных из дивизии Пиккетта... значит это и есть последний резерв генерала Ли.

Ну, и пришлось забыть об "удаве", расхреначив к чёртовой бабушке половину железных дорог и заводов Юга в процессе "похода к морю".

Так что вовремя Абрахам словил пулю. Ветераны ещё протрезветь после победы не успели. (Да, а потом пришлось на несколько лет отменить процедуру демократических выборов в части южных штатов, а то желающих "переиграть по новой" там нашлось слишком много).

За время войны погибло 800 тыс. человек. Вот так.

Дисклеймер. Данный текст является сугубо манипулятивным. Любые аналогии и передёргивания должны быть немедленно преданы осмеянию.