Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

... and the Bookman

Усы

moustaches

Известно, что Петр I брил бороды, а Николай I ненавидел усы у гражданских лиц. (Текст указа сам по себе любопытен: усы и бороды носят то ли на еврейский манер, то ли на французский, но явно инородческий. См. ПСЗРИ, собр. 2, т. 12, отд. 1, с. 206, № 10092.)

Мне несколько раз встречалось упоминание, что усы могли носить и бывшие военные, вышедшие в отставку с правом ношения мундира. В указателе к Полному собранию законов я не нашел ничего, до сего касающегося. Френды, вам не попадались первоисточники?
... and the Bookman

Кентерберийские рассказы

Не без изумления прочитал статью «Киев» (с картой) из девятого издания «Британники» 1882 года. Приятно видеть, что некоторые вещи не меняются. Например, транскрипции киевских улиц (сказал человек, живущий в двух шагах от Dzhona Makkeina street).

138 лет назад англичане могли пройти по Bibikovskii bylvar (sic) и Kadetskaya chaussee, побывать в районах Lepki, Luibedskaya и Lyukyanovka, заглянуть в lunatic asylum, расположенный в Ploskaya Tchast or Obolon, и, наконец, помолиться в Николаевском Военсовете (St Nicholas Council of War), то есть, конечно, в Никольском военном соборе. Таким образом, можно считать доказанным, что гуглотранслейт появился еще в позапрошлом веке. Считаю это важным вкладом в историческое краеведение.

Кстати, знаете, как по-английски будет «Киев – мать городов русских и русский Иерусалим»? «Kieff, the “mother city” and Canterbury of Russia». Недурно. В статье «Британники» вообще много прекрасного – например, София отождествлена с Лаврой, Антоний Печерский (родом из Любеча) назван St Anthony of Lynbeth, военные укрепления выстроил в 1820 году Николай I и т. п.
True Neutral

Национальное в фантастике

В одной из серий «Доктора Кто» (s07e08) сократили диалог: Доктор объясняет Кларе, что русский язык экипажа подводной лодки «Жар-птица» она слышит как английский благодаря «телепатическому контуру ТАРДИС». – «Да, но у капитана ирландский акцент!» – «ТАРДИС сохраняет нюансы. Наверное, он с Украины (the Ukraine)».
Вот он – ирландец-украинец капитан Жуков (Лиам Каннингем).

zhukov
... and the Bookman

Жуки



Прекрасная история о колорадском жуке - биологическом оружии ̶Т̶р̶е̶т̶ь̶е̶г̶о̶ ̶Р̶е̶й̶х̶а̶ ̶В̶е̶л̶и̶к̶о̶б̶р̶и̶т̶а̶н̶и̶и̶ ̶С̶Ш̶А̶.

"Когда есть четкое представление о враге, даже естественные явления (в данном случае завоз новой фауны в результате продовольственных поставок из Нового Света) могут быть истолкованы как результат его целенаправленных и злонамеренных действий. Из примеров выше хорошо видно, что все опасения и обвинения возникали в ответ на во­ображаемые эксперименты противополож­ной стороны. Эти воображаемые исследования противника становились также причиной реальных экспе­ри­ментов по сбрасыванию жука над посевами".
... and the Bookman

Издатель языка

Из дневника Пантелеймона Кулиша, 9 декабря 1846 г.:

«Все благоприятствовало моему отъезду из Петербурга. Зная, что на почтовой станции в больших городах трудно сразу достать лошадей, я велел гимназическому солдату нанять вольных. Но он привел мне почтовых. Он наговорил смотрителю, что я важный человек. Что еду за границу по Высочайшему повелению и пр. “Да зачем он едет?” – спрашивали его. “Они едут, – отвечал солдат, – для малороссийского языка, отыскать от начала веков. Они издатели малороссийского языка”. – “Да где же он там его отыщет?” – “Да уж они знают где. Велено отыскать от начала веков”. После этого всяк согласится, что не дать лошадей было невозможно».
... and the Bookman

Пять лет и день

23 февраля 2014 года я запостил в ЖЖ эту цитату. Толкин, как обычно, лучше нас самих знал, что будет.

Из рассказа Гэндальфа о предыстории похода к Одинокой горе:
"Кроме того, был еще народ Шира. Я проникся к обитателям Шира теплыми чувствами во времена Долгой Зимы, которую никто из вас не помнит. В тот год им и вправду пришлось тяжко, очень тяжко - вначале они умирали от холода, а потом наступил неурожай и страшный голод. Но именно тогда они проявили мужество, и стойкость, и умение сострадать друг другу. И выжить они сумели не только благодаря своему мужеству, терпению и стойкости, но и благодаря состраданию. Мне хотелось, чтобы они выжили и на этот раз, ибо я видел, что вскоре в Западных землях вновь наступят тяжелые времена: на этот раз не холод и голод, но беспощадная война. И чтобы пережить эту войну, им требовалось нечто большее, чем то, что у них уже есть, - так мне казалось. Что именно требовалось им - я не знал. Может быть, им следовало чуточку больше знать и чуточку получше разбираться в том, что происходит вокруг, и в том, какая роль уготована им самим".
("Неоконченные предания", с. 331)
... and the Bookman

Там, к востоку от Суэца

Тема для постколониальных штудий: «Русские в Азии: “Ким” Киплинга, “Дар” Набокова».
Из второй главы «Дара»: «помню одного дурака, особенно надоедливого, в желтом шелку, под красным зонтиком…» (уж не Хари-бабу ли?); «китайских солдат, вооруженных алебардами и несущих громадные, дурацки-яркие знамена…»
Что, в общем-то, подтверждает выводы Киплинга.
(Если что – я оба романа очень люблю, дело не в этом.)
... and the Bookman

О народной любви

Из воспоминаний Эренбурга о Шварце:

Потом он спросил меня, кого из русских писателей я больше всего люблю. Я ответил, что Чехова. Евгений Львович остановился и отвесил мне церемонный поклон, как придворный в одной из своих сказок: «Приветствую! Чехова любят, наверное, миллионы, но миллионы одиночек. А Льва Николаевича любят дивизии, мощные коллективы, дружные семьи…»
... and the Bookman

As They See Us

Из «Памятной книги военных узаконений для штаб и обер-офицеров» Вл. Владиславлева (Спб., 1851, с. 19-21).

Тайна доведения солдат до возможной степени совершенства в военном деле – преодолевать все нужды, труды и опасности для одержания победы над неприятелем, без возбуждения в них угнетающих страстей и ослабления душевных сил, а следовательно без нарушения здоровья, сия тайна заключается в искусстве управлять их волею. Чтобы правильно управлять волею солдат, необходимо знать те пружины, коими приводится она в действие – нужно знать их способности душевные и телесные, их наклонности, характер, нужно иметь полную их к себе доверенность. (...)
Малороссияне, населяя южные, теплые и богатейшие плодородием земли провинции России, не могут похвалиться такою крепостию сил, как настоящие Русские. Климат и изобилие сделали их несколько изнеженными. Они не так охотно берутся за дела трудные, но ежели взялись, то преследуют их до конца с терпением и постоянством; честны и верны в исполнении своего слова и своих обязанностей. Ум их глубокомыслен, проницателен, но как-то медлен; обдумывают вещи здраво, но не скоро; суждения простолюдина превосходят нередко его быт и образование. Характер Малороссиян отличается медленностию, скрытностию, твердою волею, простирающеюся иногда до упрямства. Будучи сама очень добры, они не терпят грубости и жестокости от других. Ласкою из Малороссиянина можно сделать все. Физические нужды, по непривычке, переносят они труднее и неохотнее Русских, но со временем также привыкают к ним. От природы имеют наклонность к праздности и неге и так же, как Русские, любят горячие напитки. Свободное время проводят в тихой беседе и размышлении. Часто можно видеть малороссиянина-простолюдина, по нескольку часов стоящего на одном месте, опершись подбородком на свою палку, в задумчивости. Все их действия, привычки, самые даже песни имеют отпечаток меланхолии.
Собственно так называемые Казаки населяют пространство от берегов Дона до границ Азии и в Черномории. Обитая в степных и привольных для скотоводства местах, они всю почти жизнь свою проводят на открытом воздухе, под небом благорастворенным. Оттого они легки, проворны, подвижны и воинственны. Ум имеют также гибкий, понятливы и предприимчивы, но неспособны к трудам постоянным и требующим больших усилий.