Category: архитектура

The Morra

(no subject)

Несколько лет тому назад, осматривая Собор Парижской Богоматери или, выражаясь точнее, обследуя его, автор этой книги обнаружил в темном закоулке одной из башен следующее начертанное на стене слово:

Ἀνάγκη
... and the Bookman

Клопы выдубецкие

Обещанный киевский Лесков: из очерка "Клоподавие", запрещенного цензурой.


Ученый начальник комиссии по разбору древних актов Архива Южной Руси профессор Иванишев подарил мне доношение благочинного киевских монастырей иеромонаха Вартимея по «делу о клоподавии», учиненному над иеродиаконом Выдубецкой обители Созонтом.

Основание этому прекарному розыску положил рапорт Киевской консистории экклесиарха Выдубецкой обители о том, что под утро 9 сентября в день памяти богоотец Иоакима и Анны — очередной иеродиакон чрез келейника доложил ему о своей непригодности к служению ранней литургии «чрез надсаду горла и притупление воздыхательных органов от приключившейся накануне сырости климатов». Озабоченный благолепием служения о. экклесиарх своими стопами звернулся до келии иеродиакона Созонта. На стук его посоха там «было некое смятение и суматошный шорох», а когда о. экклесиарх перенес свои стопы через праг келии, оттуда «аки неистовая вакханта ринулась растерзанная женка в одной исподней срачице при босоножии и оголении плечигрудия». Одр, на коем покоился о. Созонт, постлан был на двух со смятием подголовных сооружений и постель-покровов».

Вызванный в присутствие консистории иеродиакон Созонт отрекался от всех вин и переложил дело на скаредность и нерадивость обительского эконома, которому он «многомесячно со плачем стенанием вопиял об обурении его неисчетными стадами клоповой братии, дерзостно посягающей на потребный его сану сон и грозящей источить нестерпимыми укусами его плоть до изначального суставия». По черствости сердца эконом вопли сии «залишал втуне», и, доведенный до предела страданий, иеродиакон обречен был сам «пратися со клопиным родом». Но ни облитие шпиртовой влагой, ни кропление водкой на нежинском перце предерзостных клопов во вразумление не повернуло. Стоя на рубеже отчаяния, о. Созонт обратился за советом к походной практике унтера из арсенала, но предложенное последним выкурение отверг «по непреоборимой ненависти до табака». Потеряв надежду на «хемикальные средства успешной борьбы со клопами», о. Созонт вспомнил про слышанный им за трапезой на престольном празднике в Братской академии разговор студентов «из сербин» про их родные обычаи. «Страна сербская, аки все Придунавие, клопами изобильствует, но жители тех единоверных нам краев умудрены познанием клоповых смаков: клоп — насекомая блудная и женолюбивая и наипаче припадает к телесам женок, у коих под кожей живет жирок со сладостью и ароматическим притяжением. Учитывая это, сербины, истощившись в борьбе с клопами, кладут на ложе к себе женку подороднее, и клоп вся свои жала в ее телеса впускает, а затем, насладившись женской плотью, до мужского тела отвращение имеет и оставляет в спокойствии одиноко спящих отец и братий». Зная, что сербы народ благочестный, далекий и от эллинской прелести и от люторских врак, о. Созонт рискнул приложить сербинское средство для самоспасения, коего уповательно и обрел бы, если бы скороспешительный о. экклесиарх не спугнул подысканную им женку из доброхотных богомолок как раз в разгар их клоподавия.

Консистория не вняла ссылкам на единоверных сербов и для вящего обличения выдубецкого иеродиакона чрез опытное дознание постановила дело розыском продолжить, поелику: 1) клоп — насекомая кровопиющая и пищеалчная, а блудное насекомое — комар; 2) пресумнительно нахождение среди богомолок женки, телеса которой превышали бы дородством пышную статуру самого о. Созонта. Постановлено для дополнительного уличения нагло лжущего иеродиакона потребовать от него персонального обнаружения состязавшейся вкупе с ним женки. На это требование высокой консистории о. иеродиакон заявил о тщетности его трехдневных розысков своей помощницы среди доступного ему круга христолюбивых богомолок: «исчезла, яко исчезает воск пред лицем огня».

Протокол присутствий консистории по этому делу поступил на утверждение за выездом в С.-Петербург на чреду Синода высокопреосвященного митрополита киевского и галицкого к его заместителю епископу Чигиринскому Порфирию (Успенскому), и многоопытный и многоученый владыка дело препинил такими резолюциями:

«1) Отцам консистории выразить благодарность за их усердие, но строжайше напомнить, что в круг их ведения не должно входить сличение женского дородства с плотестроем иноческим: сие бо корень соблазнов и в рассуждении женской прелести и иноческого постничества.

2) Студентам из сербин чрез о. инспектора Академии строжайше внушить, дабы впредь не дерзали открывать нравы своего отечества, растленного многовековым игом турок с их плотеугодничеством, невинным овцам стада Российского.

3) Отца Созонта из смрадной келии Выдубецкой обители извлечь и перевести на служение в Михайловский Златоверхий монастырь, где громометущий и звукодробный бас его украсит служение у раки великомученицы Варвары.

4) Клопов в келии о. Созонта до вселения в нее нового обитателя извести, но не чрез иноческую самодеятельность, а опытом искуснейшего мухомора и клоподава».
... and the Bookman

Вот два изображенья: вот и вот

Александр Эткинд:
Советская субъективность является провалившимся проектом и всегда была таковой; либеральный субъект есть повседневная реальность. По сути дела, сравнивать их — значит сопоставлять желания одного с достижениями другого. Ваш сосед имеет машину, а вы хотите вертолет. Являются ли два случая сравнимыми? Йохен Хеллбек прав, когда утверждает, что советские лагеря были задуманы как строительные площадки для строительства Нового человека. Разве не важно, однако, что Новый человек на этих площадках так и не был создан — ни один? Делая, как мне кажется, сходную ошибку, философ Сьюзан Бак-Морс в своей недавней книге «Мир мечты и катастрофа» отмечает сходство между кадром из голливудского фильма «Кинг-Конг» (1933), который показывает эту самую бестию верхом на Эмпайр Стэйт Билдинг, и проектом Дворца Советов (1933), который воздвигает чудовищного Ленина на столь же высоком небоскребе. Сходство двух этих образов потрясает, но и различия между ними тоже стоило бы отметить. Фильм был сделан, а Эмпайр Стэйт Билдинг построен. Советский проект не был осуществлен.
... and the Bookman

А. Амфитеатров

Есть в Вятской губернии уездный город Нолинск, преобразованный в таковой в 1781 г. Екатериною II из строгановскаго села Ноли. При возведении в степень города, Нолинск, как водится, получил герб: изображение летящаго лебедя в голубом поле. Пожалование герба сопровождалось объяснением, почему Нолинскому присваивается именно лебедь:
- "Так как эти птицы, не останавливаясь в окрестностях сего города, мимо пролетают".
Lucus a non lucendo.
Уверение в невидимом, как бы в видимом, в уповаемом и чаемом, как бы в настоящем.
Есть, потому что нет.
Хотя указ о Нолинском гербе немкою писан, но - сколько в нем русской души!



(Процитировал glazo.)
... and the Bookman

Весельчак из Малороссии

Во втором томе словаря «Русские писатели. 1800–1917» наткнулся на следующую примечательную биографию (автор статьи – А.И.Рейтблат; цитирую, сокращая библиографию).

КАРПЕНКО Григорий Данилович (1800, д. Красна Васильков. у. Киев. губ. – не ранее 1886 [или 1889? – p_g]). Литератор-любитель. Писал на рус. и укр. яз. [...] В раннем детстве стал горбуном. Окончил Елизаветград. уездное уч-ще (Херсон. губ.), продолжить обучение не смог из-за паралича ног. Произв. К. печатались в сб-ках, издаваемых им самим или братом [Степаном], а также вошли в их совм. изд. [...] Первая публ. – пов. на укр. яз. «Дмитро Войнаровский» в сб. «Барвинок Украйны» (кн. 1, Київ, 1845).
В 1847 переселился из Киева в Петербург. В 1848 на станции близ Петербурга, во время случайной встречи с царем (ж.-д. катастрофа), поднес ему свои сочинения, был приглашен во дворец и в дальнейшем пользовался высочайшим покровительством: получал ежегодную пенсию в 100 рублей серебром, на издания братьев К. подписывались император и его семья, двор, гвардия и т.д. [...]
Произв. К. на рус. яз. – пов. «Два трупообкрадца», мелодрама «Дмитрий Климовcкий» [...], «Сто и три комич. рассказа весельчака из Малороссии», «Нар. торжеств. поэма киевлянина на рождение... вел. кн. Алексея Александровича» [...]
В 1854 в качестве поверенного отстаивал (за солидную мзду) земельные права гос. крестьян Тамбов, губ. от соседних помещиков. С местными властями вел себя дерзко, представлялся «пансионером Его Величества», утверждая, что «лично известен во дворце и что товарищ министра гос. имуществ ему родной дядя» [...]. Был арестован, сидя в остроге в 1856 донес о готовящемся покушении на царя, что оказалось ложным. В 1857 приговорен к годичному заключению за «возбуждение гос. крестьян к противодействию полиц. власти» [...]; в 1859 помилован Сенатом по коронационному манифесту. В 1861 воен. генерал-губернатор пытался выслать его из Петербурга за присвоение чужих денег и сутяжничество, однако из-за многочисл. прошений К. в III отд. и царю не смог сделать этого, и К. был выслан на родину лишь в 1863, после личного указания царя. Поселился в Василькове, где писал «ябедные прошения, извлекая из этого свои выгоды и возбуждая крестьян к неосноват. искам» и вновь попал в тюрьму. В 1869, после освобождения из Киевск. тюремного замка, был оставлен под полиц. надзором с воспрещением выезда из Киева.

А вот дополнение к статье: названия некоторых сочинений Карпенко (см. «Полтавские губ. вед.», 1861, 15.02, № 7, с. 42).
«Превращение жида в стекло», «Не мои ноги», «Пан і його хлопець Чернокнижник і пан Твардовський шляхтич польський. Малорос. волшебная юмористическая повесть», «Три малорос. думы, семь песен и романсов, думка и рассказ и проч.», «Заложение города Киева; драматич. представление», «Татьяна Переяславка, малорос. оперетка в двух действиях», «Киевский сват по прозвищу Хват; малорос. комедия-водевиль в двух действиях», «Летопись киевская: приход турок и татар под Чигирин в 1677 г., победа над ними и приход войск запорожских к Киеву», «Жидовская мудрость, цыганская мудрость и малороссийская простота; малорос. комедия с национальными еврейскими песнями и танцами, в 2 дейст.», «Современные мысли [и предположение] о повсеместном обогащении, просвещении, прочном образовании и благонадежном воспитании народном – средствами, не обременяющими правительство».

Широк человек.
... and the Bookman

Страж-муха

Иоанн Солсберийский, XII век:
«Мантуанский колдун [Вергилий] спросил Марцелла, какой способ он считает более действенным для истребления птиц: предпочел бы он научить одну птицу убивать всех прочих или создать муху для истребления мух. Поведав об этом вопросе своему дяде Августу, он, следуя его совету, предпочел изготовить муху, которая изгонит всех мух из Энеаполя и избавит город от неизлечимой чумы. Так и было сделано: совершенно очевидно, что предпочтение, сделанное ради чьего бы то ни было частного удовольствия, пошло всем на пользу».

Конрад Кверфуртский, XII век:
«Видели мы искусное творение Вергилия — Неаполь, ведь пряжа сестер-парок привела к.тому, что стены этого города, заложенные и возведенные этим философом, нам выпало уничтожить по повелению императора. И не помог жителям города тот самый идол, что был с помощью магического искусства помещен сквозь крохотное отверстие этим самым Вергилием в стеклянный сосуд, в целостности которого было заключено такое свойство, что до тех пор, покуда сосуд остается невредимым, город не претерпит никакого урона. Когда и сосуд, и стены оказались в кашей власти, мы стены снесли, хотя сосуд оставался целым... Там же расположены укрепленные врата, возведенные наподобие замка, с медными створками, которые ныне находятся в руках приверженцев императора, так вот, там соорудил Вергилий медную муху, и до тех пор, покуда она остается невредимой, ни одна муха не может проникнуть в пределы города. В близлежащем замке, на возвышенности, расположенной между городом и морем, находятся кости Вергилия, и если их вынести на солнечный свет, то небеса тут же темнеют, море преображается до самых глубин, поднимается буря и грохочет гром. Это мы видели и проверяли лично».

(Цитирует Н. Горелов в предисловии к кн. «Великие некроманты и обыкновенные чародеи».)
... and the Bookman

Искателям вечной мудрости

Иллюстрации из второго издания "Амфитеатра вечной мудрости" (1609) Генриха Кунрата - в формате DjVu.
А здесь - текст и иллюстрации из первого издания (1595). Все на латыни, конечно; все такое алхимическое и каббалистическое.

Примечание для истинных эгиптян: обратите внимание на пейзажи из книги 1609 г.: Краули сознался, что именно с этих гравюр "срисовывал" ландшафты Блэкбери-откоса.