Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

... and the Bookman

Тигренок без подсолнуха

The_Tyger_BM_a_1794_cr

Оказывается, первую статью об Уильяме Блейке в России напечатали еще в 1834 году (Артист-поэт-сумасшедший. Жизнь Вильяма Блека // Телескоп. 1834. Ч. 22. No 28. Пересказ «Lives of British Artists» Алана Каннингема.)

«…в маленькой поэме Тигр есть действительно сила и воображение. Вот слово в слово перевод ея:

“Тигр, тигр! ты, которого пламенный взор сверкает ночью среди лесов! какая бессмертная рука расположила грозную симметрию твоего тела?
В каких водах или в какой бездне воссиял первоначально луч твоих взоров! На каких крыльях дерзнул он вознестись! Какая рука осмелилась схватить его пламя!
Чья десница, чей ум сплел жилы твоего сердца? И когда оно стало биться, чья смелая рука дала форму твоим членам?
На какой наковальне, каким молотом выкована голова твоя? Кто мог дать тебе тобой ужас внушаемый?
Когда, с высоты своих кругов, звезды осыпают небеса блестящими слезами, художник улыбается ли, видя в тебе свое создание? Тот ли сотворил тебя, кто сотворил агнца?”

Не подвергаясь опасности прослыть ультра-классиками, можно сравнить сие изображение с более простым, если не более высоким, изображением Немейскаго льва, убитого Геркулесом, у Феокрита».

(Сравнение с Феокритом принадлежит переводчику, а не Каннингему.)

Свою жену Вильям Блек, согласно статье, называл Катей («Катя!.. ты была для меня ангелом»). Fairy, похороны которого видел Блейк, в русской версии стал колдуньей.
Just Homsa

Перед тем, как опять пойдет снег



Есть помощные песни, как помощные звери. Эта – из их числа, хоть и существует только в паршивой концертной версии.

Перед тем, как опять пойдёт снег,
Перед тем, как кровь окажется скована льдом,
Тверди себе, не переставай:
Это мой дом, это мой дом

Перед тем, как ударит мороз
И слова снова примёрзнут к губам,
Пой, не переставай:
Это спасибо, что нам, спасибо, что нам.

Неси меня, как свечку, в горсти,
Пои меня, как небо дождём.
Ночью бывает нечем дышать.
Мы подождём.

Перед тем, как опять пойдёт дождь.
Перед тем, как забудем, что будет потом,
Я никуда не уйду:
Это мой дом.
Это мой дом.
Это мой дом.
... and the Bookman

Сведения об ирландском еже

hedgehog

Некогда, в кухулинскую эпоху, сия тварь называлась в землях Эйре словом "gruin", что, вероятно, означало "щетинистый". Затем, по неизвестным причинам, ежа стали именовать "gráinneog", сиречь Тварь Ужасающая.

И встретиться с ним на изумрудных землях Эйре - плохая примета. Особенно после сумерек.

А еще есть такое речение: "cnúasách na gráinneoige", сиречь "клад ежа", в смысле - "с собой на тот свет не утащишь". Ибо как Твари Ужасающей приходится складывать яблоки у входа в свою узкую нору, так и суетные люди расстаются у могилы со всем нажитым.

(Атлантика. Вып. Х. Животные в языке и культуре кельтов и германцев. М., 2012.)
... and the Bookman

Чехов в Ялте

Из письма Козинцева Шварцу, 6 июня 1955 года:

«…до слез умиляет неумирающая до сих пор связь Ялты и Чехова. Все как бы полно чеховских образов, чувств и мыслей. Недавно мы поехали на катере в Алупку. Вместе с нами на катер взошла и какая-то женщина с крохотным песиком на руках. Это почему-то вызвало страшную злобу нашего соседа, который немедля сказал: “Выбросить такую собаку в море!” В довершение несчастий эта женщина не смогла проворно сойти на остановке. Тут начался общий хай, и одна из пассажирок сказала в сердцах: “Вот уж действительно, как Чехов сказал, дама с собачкой!”

Были мы и в самом домике Антона Павловича. Подкупает внимательное и чуткое отношение к памяти писателя уже со входа в калитку. Подле двери, на которой табличка “А. П. Чеховъ” — ларек; здесь на память о посещении каждый покупает сувениры. Это: фотографии Любы Орловой, Жарова и известного исполнителя азербайджанских песенок Рашида Бейбутова. Кроме того, в большом количестве книга-путеводитель по Ясной Поляне. Последний сувенир вызывает некоторое недоумение. Очевидно, общий тираж путеводителей по писателям приняли по общему списку и распределили по местам, справедливо считая, что наши великие классики все были патриоты и реалисты и что обиды не будет, если с описаниями помещений получится некоторая неувязка. Как говорится, не место красит человека.

Сам домик и вещи, в нем сохранившиеся, необыкновенно приятны и душевны. Пальто, в котором Чехов путешествовал по Сахалину, как бы сохранило форму фигуры. Удивительно похожи на него узконосые ботинки на пуговицах. (…)

Домик заполнили экскурсии. Посыпались вопросы; особенно занимала семейная жизнь покойного. Когда экскурсовод сообщил, что жена — артистка, и в особенности, когда сказала, что народная артистка СССР и лауреат, — общий восторг достиг апогея. Эти сведения как бы возводили Чехова на высший пьедестал славы и величия. (…)

В домике этом есть некоторая схожесть с огромными горами, испещренными надписями: “Здесь был Петя”, “Тут ходила Маруся” и т. п. Следы эти разные. Так, Немирович-Данченко притащил огромную репродукцию с картины Семирадского: голая баба на арене цирка, а кругом римляне. Станиславский почему-то упорно дарил Чехову совершенно бессмысленные коробки из дерева в стиле рюс. Очевидно, они сочетались в его представлении с творчеством Чехова».
True Neutral

Не поможет

Одна из самых универсально-безнадежных фраз в русской литературе:

"Нет, вы напрасно едете", мысленно обратилась она к компании в коляске четверней, которая очевидно ехала веселиться за город. "И собака, которую вы везете с собой, не поможет вам. От себя не уйдете".
True Neutral

Кошки и шейлоки

Надсмотрел киномюзикл «Кошки» – только надсмотрел, потому что полностью это смотреть невозможно. По сравнению с первой и классической постановкой Тревора Нанна это такое убожество – вокальное, хореографическое, и пр., и пр., – что даже сэр Иэн Маккеллен, который почти никогда не халтурил, здесь играет откровенно спустя рукава.

А Тревор Нанн, напомню, - не только постановщик, но и соавтор либретто «Кошек». Человек, который одинаково блестяще ставил «Макбета», «Практическое кошковедение» и «Короля Лира», умеет всё.

После «Кошек» я стал искать, а что еще из Нанна есть в сети, и нашел отрывок «Венецианского купца». Шейлок (Генри Гудмен) произносит самый знаменитый свой монолог, обращаясь к привилегированному христианину – чернокожему. Знатный троллинг.
... and the Bookman

Юбилей

capek

Сегодня – 130 лет Карелу Чапеку.

Он пытался сделать почти невозможное – остаться нормальным в Центральной Европе, в межвоенное двадцатилетие. Очень умный, очень жесткий, начисто лишенный даже самых необходимых для выживания иллюзий. Финал «Войны с саламандрами» («А дальше? – Дальше я не знаю…») – самый большой оптимизм, который он мог себе позволить.

«Белая болезнь», «Мать», «Саламандры» – книги очень важные и актуальные, здесь и сейчас, в нынешней Украине. Году в 2014-м вспоминалась прежде всего «Мать»; в 2020-м – «Белая болезнь» (где и фашистское, и демократическое восхищение «мудрым народом ТМ» приводят лишь ко всеобщей гибели) и «Саламандры» (где пан Повондра совсем не при чем – пока не видит саламандру во Влтаве).

«Он не любил людей?» – спросили меня недавно. В том-то и дело, что любил: отсюда и ярость; отсюда и прелесть его сказок и юморесок.