Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

The Morra

Текущее

50hrn

А Жадан сегодня запостил в ФБ старое, еще 2011 года стихотворение:
Ця влада посилює в мені любов до холодної зброї.
Ця держава позбавляє мене почуття вітчизни.


Вчера штурмовали один из киевских музеев, потому что на тамошней выставке - картины из коллекции Порошенко.

Специально зашел на страницу к одному экс-френду из белых польт. Он со словами "И что изменилось?" публикует перепост собственной записи трехлетней давности о том, как в стране не борются с коррупцией. Вот не видит человек, что изменилось в стране за последний год. "Они все одинаковые". Журналист, а как же.

Так и живем.
Just Homsa

The Pale Horse (2020)

the_pale_horse_i00

Мы и так знаем, что Руфус Сьюэлл и Берти Карвел - прекрасные актеры. Но зачем было топтаться по сюжету одного из лучших романов Агаты Кристи? Откуда у бездарных сценаристов уверенность в том, что они могут улучшить первоисточник?

(То же с большинством экранизаций Стивена Кинга, но его не так жалко. Хотя - прицельно выбросить из "Зеленой мили" самые важные страницы - это надо уметь. Умеют!)
Just Homsa

Восьмидесятилетие Бродского

Для современных украинцев он, вероятно, как Вагнер для израильтян: любить-то можно, но желательно объяснять за что и несмотря на что.
«Несмотря на» – понятно, «за что» – тем более. Собственно, столь любимое Бродским стихотворение Одена на смерть Йейтса описывает ситуацию исчерпывающе: «Time that with this strange excuse / Pardoned Kipling and his views, / And will pardon Paul Claudel, / Pardons him for writing well».
*
Бродский в конце века был настолько необходимой поэтической школой, что ее прошли минимум четыре крупных украинских поэта (вполне оригинальных и вполне постколониальных: важно, что Бродский был одним из влияний, а не единственным, безусловным и доминирующим).
*
По моим ощущениям, в девяностые самой цитируемой и актуальной строкой Бродского в России была «Но ворюга мне милей, чем кровопийца». В 2010-е, задолго до пандемии, первое место уверенно заняла «Не выходи из комнаты» – настолько уверенно, что можно даже не цитировать (мем: скептический Бродский с подписью «А я предупреждал»). Оба афоризма и закономерность их смены, полагаю, вполне красноречивы.
*
«…И кричит по-английски “Зима, зима!”».
... and the Bookman

Эльфятина

(Толкинисты и так знают.)

Толкин писал «Властелина» двенадцать лет и совершенно не был уверен, что когда-нибудь его закончит («Лист работы Мелкина», собственно, об этом).

В 1945-46 гг., когда почти полтора года Толкин не прикасался к «Властелину», он начал – и, разумеется, не дописал – роман «Notion Club Papers» (в пер. С. Таскаевой «Записки клуба “Наитие”») о некоем вымышленном оксфордском литературном кружке 1980-х годов. В «Записках», особенно в их черновиках, Толкин весьма скептически расценивает надежды на славу свои собственные и коллег.

Согласно повествователю романа, в академических трудах время от времени поминают «Аллегорию любви» К. С. Льюиса («как правило, не читая и с пренебрежением»), но не его фантастические повести. Чуть лучше известен мемуар «старого К[ристофера] Р[уэла] Толкина “В ревущие сороковые, или Входы и выходы из оксфордских пабов”». И уж совсем никого, кроме узких специалистов, не интересует «Толкин-старший и вся его эльфятина (all the elvish stuff)».

Толкин-старший забросил эту историю, окончательно запутавшись в ее временных пластах, от Нуменора до начала XXI века, и, слава Богу, вернулся к осаде Минас-Тирита. Чтобы хоть какая-то часть «эльфятины» вышла на свет Божий из ящиков его стола.
... and the Bookman

Еще Мюнхгаузен

Попалось в сети рассуждение: где именно барон летал на ядре? Когда именно - известно, во время русско-турецкой войны. "Мы осаждали не помню уж сейчас какой город..." - но, по контексту, точно не Очаков. Так что, вероятно, Хотин. Памятник Сагайдачному там стоит, а Мюнхгаузену - нет. И зря.
... and the Bookman

Ceci n’est pas une сноска

Леви-Стросс в статье о Проппе воспроизводит его классическую формулу волшебной сказки.

CLS

Формула, как видите, заканчивается звездочкой. Мы смотрим в конец страницы и видим сноску о том, что звездочка - это не знак сноски, каковая сноска существует, потому что к ней отсылает звездочка.

Зеркала и сноски отвратительны, как сказал бы Борхес.
... and the Bookman

Толкин и Кэрролл

chessboard

То, на что я не обратил внимание, когда писал свою давнюю статью о (прото)фэнтезийных картах.

Толкин был не слишком доволен, когда «Хоббита» сравнивали с «Алисой в стране Чудес» (детская сказочка оксфордского профессора… «Доджсон не был профессором!» – с классовой гордостью заявлял Дж.Р.Р.). Если и вспоминать в связи с «Хоббитом» кэрролловскую сказку, то «Зазеркалье» – «оно ближе по всем статьям».

Почему «Зазеркалье»?

Потому что у Бильбо, как и у зазеркальной Алисы, есть конкретная цель (Одинокая гора / восьмая горизонталь). И потому что в «Зазеркалье», как и в «Хоббите», есть карта, по которой можно следить за перемещениями героев. Да, это всего лишь схема шахматной партии, но все-таки карта.

(Возможно, Толкина привлекали и рассуждения Шалтая о семантике, но это все же второстепенно.)

(Ну, и "Бармаглот", безусловно.)
Just Homsa

Только для докторофэнов

doctormoon

В последнем номере "Doctor Who Magazine" - замечательное интервью, которое Расселл Т Дэвис и Стивен Моффат взяли друг у друга. И, среди прочего, Моффат признался, что, когда он писал серию о Библиотеке, в его голове Доктор Мун был никем иным, как Доктором: когда, в неимоверно далеком будущем, Доктор наконец погибнет, перед смертью он успеет загрузить свое сознание в Библиотеку, чтобы присматривать за Ривер и Кэл. Хэдканон.
(Предупреждая возможные вопросы - нет, последний сезон я так и не посмотрел, да и не очень-то хочется.)
... and the Bookman

Унисекс

В 1969 году литагент(ка) Урсулы Ле Гуин отправила в «Плейбой» ее замечательный рассказ «Девять жизней», подписанный «У. К. Ле Гуин»: были опасения, что текст, написанный женщиной, даже не примут к рассмотрению.
Рассказ одобрили, предложили хороший гонорар, но поставили условие – в журнале будет напечатано «У. К.», а не «Урсула». Иначе наш читатель не поймет. Урсула согласилась – уж очень серьезные деньги предлагали, – о чем потом долго жалела.
В результате справка об авторе была такой: "It is commonly suspected that the writings of U. K. Le Guin are not actually written by U. K. Le Guin but by another person of the same name”.