Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

... and the Bookman

Полемика на наших страницах

Олег Кудрин попросил меня разместить в ЖЖ отзыв Кирилла Анкудинова на кудринскую статью "Уроки одесской школы и гребни одесской волны" и ответ на этот отзыв.
Что я и делаю.

Вперед - к Ваенге.
Прогулки по журнальному саду с Кириллом Анкудиновым

Я всегда рецензировал только литературно-художественные журналы – «Новый мир», «Знамя», «Октябрь».
Но и в литературоведческих изданиях бывает немало интересного.
Вот, например, в третьем номере журнала «Вопросы литературы» опубликована статья Олега Кудрина «Уроки одесской школы и гребни одесской волны».
Collapse )


Олег Кудрин.
По суровым законам литературной секты


Литературовед и литератор Кирилл Анкудинов затеял вести регулярный обзор толстых журналов. Замечательная казалось бы, новость. Ведь большая часть людей, некогда чуть ли не с боями отстаивавших право подписаться на «Новый мир» или «Юность», сегодня уверены, что никаких журналов, кроме «Каравана историй», «Отдохни» или «Авто-ревю» в мире нет. А услыхав слова «Новый мир», «Октябрь» или «Наш современник», удивляются в духе Д’Артаньяна: «Как? А они еще живы?»
Привлекателен поначалу и воинствующий субъективизм полемических заметок автора. Но всему есть предел. Collapse )
... and the Bookman

АБС: круг чтения

В моем ЖЖ уже как-то обсуждалась зависимость рассказа Стругацких "Злоумышленники" от "Сталки и компании". Перелистывая киплинговский цикл, обратил внимание на то, что и сюжетная параллель имеется вполне конкретная. Центральное событие рассказа АБС ("Ведь учитель нас нарочно на Вальтера натравил!") - довольно точное отражение, хотя и с другими мотивировками, новеллы "Реформаторы нравственности" ["The Moral Reformers"]. Там старшеклассники издевались над "мальком", за что и были жестоко избиты "обитателями пятой комнаты". "Блеяние козленка манит тигра" - присловье из "Ночи на Марсе" - тоже из "Реформаторов", кстати.
В связи с этим - как информация к размышлению - самый общий и предварительный перечень текстов, с которыми книги АБС связаны напрямую, силами притяжения или отталкивания; тексты, которые определили сам ход мысли авторов или построение их книг. То, что подтверждалось самими авторами, отмечаю звездочками; то, что может оказаться случайным совпадением, - вопросительными знаками. Наблюдения, естественно, не все принадлежат мне - я просто свел их воедино.
Дополнения приветствуются.

"Страна багровых туч" - "Аргонавты вселенной" Владко.
"Полдень, XXII век" - "Туманность Андромеды" Ефремова (*), "История будущего" Хайнлайна, "Рассвет в 2250 году" Нортон (*), "Большая глубина" А.Кларка (*), "Сталки и Ко" Киплинга (*).
"Хищные вещи века" - "Затемнение в Гретли" Пристли.
"Улитка на склоне" - "Процесс" Кафки (*), "Трилогия о Сноупсах" Фолкнера (*).
"Второе нашествие марсиан" - "Майор Велл Эндъю" Лагина.
"Сказка о Тройке" - "Не хлебом единым" Дудинцева.
"Обитаемый остров" - "Экспедиция "Тяготение" Клемента (перевод А.Стругацкого).
"Отель "У Погибшего Альпиниста" - "Обещание" Дюренматта (*).
"Пикник на обочине" - "Иметь и не иметь" Хемингуэя (*), "Луна-мошенница" Будриса (?).
"Парень из преисподней" - "Приключения Вернера Хольта" Нолля (* - эпиграф к повести).
"За миллиард лет до конца света" - "Ловушка" Ф.Пола (?).
"Хромая судьба" - "Театральный роман" Булгакова (*).
"Отягощенные Злом" - "Мастер и Маргарита" Булгакова.

Когда нонешние ниспровергатели обвиняют Стругацких в плагиате из неких (никогда не называемых) западных источников, это пошло и тупо. Но АБС - писатели очень "книжные", это безусловно и заслуг их не умаляет.
... and the Bookman

Для любителей - малоизвестный рассказ Киплинга

* * *
РЕДЬЯРД КИПЛИНГ
Мое собственное персональное привидение
(Правдивая история)

Перевод Юлии Жуковой
под редакцией Михаила Назаренко


Скитаясь в пустыне, я встретил его, –
В пустыне, в мертвой пустыне.
«Город страшной ночи»


В этом рассказ речь пойдет исключительно о привидениях. В Индии, например, есть привидения, которым нравится принимать облик толстых, холодных, раздувшихся покойников, они затаиваются в придорожных деревьях и ждут, когда покажется путник. Тут покойник сваливается ему на голову, и все, конец. Особенно жуткие привидения получаются из женщин, которые умерли при родах. Они бродят в сумерках по тропинкам, прячутся в кукурузном поле на краю селения и зазывают чарующим голосом. Но смерть тому, кто отзовется на этот призыв, – смерть и в этом мире, и в ином. Ступни у этих существ вывернуты задом наперед, так что любой мужчина, если только он не пьян, сразу смекнет, кто его манит. Дети, которых утопили в колодце, тоже становятся привидениями. Они обитают возле колодцев и на опушке джунглей, жалобно плачут по ночам, хватают проходящих мимо женщин за одежду и умоляют взять их на руки и унести с собой. Впрочем, все эти привидения, начиная с покойников, исключительно туземная нечисть, белых они не трогают. Я не слышал ни одной сколько-нибудь достоверной истории, когда местное привидение покусилось бы на англичанина; зато разнообразные английские привидения то и дело пугают до смерти и белых, и черных.

Почти в каждом гарнизоне живет свое собственное привидение. В Симле, говорят, их даже два, а в дак-бунгало [дорожной гостинице] «Сахиб» в Сайри, что стоит на Старой дороге, женщина-привидение играет на фисгармонии; в одном из домов в Массури привидение извело всех разнообразными каверзами и проделками; говорят, что в Лахоре какая-то Белая Леди всю ночь бродит по усадьбе, как сторож; жители Дальхузи утверждают, что весенними вечерами в одном из его домов нескончаемо раздается грохот и леденящие души вопли, словно запряженная лошадью повозка срывается с дороги и летит в пропасть; в Марри привидение без устали веселится, но теперь, когда город пережил вспышку холеры, у него появился законный повод обзавестись другим привидением, которое будет горевать; в здании офицерского собрания в Миан-Мире двери комнат открываются сами собой, а мебель скрипит не от июньской жары, а от веса невидимок, которые по-хозяйски располагаются в креслах; в Пешаваре немало домов, которые никто не снимет ни за какие деньги; большая вилла в Аллахабаде пользуется дурной славой, и дело тут не в лихорадке. Что касается старых провинций, там дома просто кишат привидениями, а уж по дорогам эта нечисть слоняется целыми толпами.

Collapse )
... and the Bookman

Прогрессоры

Наконец-то вышел четвертый том серии Светланы Бондаренко "Неизвестные Стругацкие: черновики, рукописи, варианты". Как и в предыдущих книгах, много интересного (скажем, наброски к историческому роману о киевских богатырях). Кое-что я решил закинуть в ЖЖ.
Вот отрывок из чернового варианта повести "Волны гасят ветер": что Тойво Глумов на самом деле думал о Максиме Каммерере. Почему этот фрагмент так отличается от окончательного варианта, понятно: ведь "Волны" - это мемуар Максима, и разговоры Тойво с Асей - не более чем реконструкции. А о таком Каммерер вряд ли догадался бы.

Collapse )
Just Homsa

Дыбр, дыбр

Рассказываю студентам-иностранцам (преимущественно китайцам) о древнерусской литературе вообще и "Хожении игумена Даниила" в частности. Объясняю, что такое Святая Земля - "ну, Палестина, Израиль". Студент не дальне-, а ближневосточной внешности меняется в лице и восклицает: "Нет такого государства - Израиль!" Хорошо, если не настучит, что я разжигаю какую-нибудь рознь.

Киевские заведения общепита традиционно радуют. Пиццерия "Челентано" предлагает антидепрессивное меню "Осень, ша!", которое включает блинчик "Оптимист" ("Здесь покоится Иван-оптимист" - "10-е королевство") с бананово-апельсиновой начинкой ("Как прекрасен апельсин, пока его не съели!" - Унамуно).
Проезжая по ул. Артема, увидел ресторан? кафе? с псевдоантичными украшениями - меандры и все такое. Называется отчего-то не "Ольвия", а "Олвио". Ассоциация банальная, но автоматическая: в меню непременно должно быть креведко.

Не доверять интернетным библиографиям: "Строители моста" Киплинга - рассказ не 1898 года (как почти везде написано, включая базу "Локуса"), а 1893-го. Значит, мне правильно казалось, что этот рассказ (великолепный, кстати) подготавливает "Книги Джунглей" (1893-95), а не продолжает их. Интуиция не подвела.

Я хожу по городу и глупо улыбаюсь. Такая осень.
Just Homsa

Мне кажется, жизнь идет за стеной (Лытдыбр)

По советам добрых людей посмотрел фильм "Париж, любовь моя" (восемнадцать режиссеров рассказывают пятиминутные истории любви в восемнадцати районах Парижа: братья Коэны, Тыквер, Куарон, Крейвен и те, чьи фамилии мне ничего не говорят). Хороший фильм, а иногда и очень хороший. Самое главное: в нем, как и в "Амели", есть то, что напрочь отсутствует, скажем, в "Питере ФМ" (отсмотренном недавно). Помимо профессионализма, доброты, легкости, чувствительности, в "Париже" есть и то, что я, за неимением лучшего слова, назову правдивостью. Даже в самом гротескном эпизоде всё идет так, как и должно, "по вероятности или необходимости". Такая жизнь, такие мы.
В последнее время добрые и чувствительные фильмы вгоняют меня в хандру.

Вчера встретил одноклассницу: она во дворе выгуливала дочку. Я давно не поддерживаю связи с ребятами из нашего класса и на ежегодные встречи не хожу. Так как-то. Все, тьфу-тьфу, живы, насколько знаю. Женятся, выходят замуж, рожают детей - это в порядке вещей, но "бег времени" замечаешь, только когда с человеком, которого ты знал, происходит что-то совсем для тебя невообразимое. Женька, который воевал с военруком за свои длинные волосы, работает программистом в Германии, у него родилась дочка Аня, - нормально, бывает. А вот девочка Маша из нашего двора, с которой я дружил классе во втором, - теперь она в Испании, собирается постричься в монахини.
Тринадцать лет прошло, все они совсем другие люди, которых я совершенно не знаю. Это и есть время.

* * *

Поздравляем!!! Вы - либеральный демократ
Вы либеральный демократ. image Ваш пра-прадед был способен запросто снести любую коронованную голову, но с тех пор много изменилось. Эра революций кончилась. Теперь каждый гражданин имеет избрать в парламент своего депутата и влиять на принятие законов. Все в государстве идет по закону и по порядку. Каждый может купить, продать и обменять все что хочет и заработать себе на жизнь, если не нарушает законов и не навязывает силой своего мнения. Если при этом одни живут лучше, другие хуже, одним все удается, а другие в нищете, то это результат их собственного выбора. Для нас главное, чтобы все было законно и без насилия.
Пройти тест


В общем, да.
Just Homsa

Лытдыбр

После четырех пар спускаюсь в метро на эскалаторе, навстречу плывет реклама:
"ПАРА ЗА ПАРОЙ, СНОВА И СНОВА".
Как верно, думаю я, как жизненно.
И тут до меня доходит, что это реклама обувного магазина.
Just Homsa

Музыкальный лытдыбр

Есть у меня такая привычка - напевать что-нибудь себе под нос, особенно на ходу. Репертуар небогатый, но для поддержания ритма ходьбы или бега довольно удобный. На эскалаторе в метро очень уместна пинк-флойдовская "The Nile Song"; в честь Хэллоуина испробовал мелодии из "Кошмара перед Рождеством" - и, знаете, очень "в ногу" пришлись - что "This Is Halloween", что "What's This?", что "Kidnap the Sandy Claws". (Сегодня, разгадывая кроссворд, поймал себя на том, что промурлыкиваю "Sally's Song". Вот ведь привязчивый Денни Элфман!)
А лучшей маршевой песней для быстрого шага было и остается "Invitation to the Jellicle Ball".
The Good

Вехи

Линор Горалик.
Всю жизнь я пытаюсь догнать голубя. Меня бесит, что чертова птица не улетает, а убегает. Наконец, мечта моя сбылась: я догнала и пнула голубя на Трафальгарской площади. Нет, на самом деле, это неправда: я его не догнала, я просто подошла, а он как сидел, так и остался сидеть. И пока я его не пнула, он не пошел. Это, вообще-то, тоже неправда: пока я не пнула его как следует, он не пошел. Потом пошел, конечно. Но медленно и недалеко. А теперь я раскаиваюсь и думаю: в этого голубя наверняка реинкарнировалась душа какого-нибудь русского интеллигента, а я с ним вон как.