Category: медицина

The Good

Someone You Loved



Социальная реклама: донорство органов.
Прекрасный, как всегда, Питер Капальди. А песню написал его дальний родственник - Льюис Капальди.
... and the Bookman

Симптом

"...барон Адельдагус жалуется на то, что он начинает понимать вторую часть "Фауста", - действительно, весьма дурной знак, тем более тревожный, что случай этот - весьма редок и мало известен в медицине".
(А. К. Толстой, из письма)
... and the Bookman

Он сам нарвался

Оригинал взят у dvornyagka в Он сам нарвался
Кабинет не безлик, но во всем соблюден стандарт. Кресло, стол, светильник, кушетка обита кожей. На столе стопка дел -- набор медицинских карт. Пациенты разные, анамнез у всех похожий.
Например -- мисс М. (из деревни Сент-Мери-Мид). Масса жизненных сил, никогда не сидит без дела. Но последние лет пятьдесят (как она говорит), где б она ни была -- а рядом находят тело. Даже самые стойкие между мужей и дев -- что вообще ничем себя не запятнали сроду -- поголовно и повсеместно с цепи слетев, приурочивают убийства к ее приходу. Так теперь никто и нос не кажет к ней на крыльцо, и она как гость уже не пользуется спросом...
И диагноз: мания преследования налицо, мания величия -- под вопросом.
Или вот -- Э. П. Иностранец. Акцент, усы. А симптомы те же: стоит приехать в гости, как проходят буквально считанные часы, и вокруг не меньше трупов, чем на погосте. Вечеринка ль на  вилле иль ужин на маяке, будь в программе танцы, карты иль горные лыжи, но конец одинаков: гости сидят в тоске, а полиция опрашивает тех, кто выжил.
Так и дальше -- у каждого мания или две. (Чаще две, а чтобы одна -- так реже). Вот Ш. Х. (им индуцирован доктор В.), вот священник...  католик, да, а проблемы те же. Каждый тяжко страдает от многих душевных ран, каждый чувствует, что разносит с собой заразу. И психолог, вдохновением обуян, вдруг решает: надо собрать их всех вместе, сразу.
Разработан план в ближайшие два часа: Анонимные жертвы синдрома "ни дня без трупа". Коллективная терапия творит чудеса, а у них как раз набралась неплохая группа.
Вот собрались. Вместе за круглым столом сидят. На психолога смотрят -- цепко,но без подвоха. И настолько исполнен предчувствия каждый взгляд, что психолог смекает: кажется, дело плохо.



(via arpad)
... and the Bookman

Ежели человека не кормить, не поить, не лечить, то он, эта, будет, значить, несчастлив

snorapp информирует:

Выяснилось недавно, что если простым, ничем не примечательным голубям про одни произведения искусства говорить, что они хорошие, а про другие произведения искусства — что они плохие, причем за тыканье клювом в первые давать еду, а за тыканье во вторые — не давать, то голуби научатся тыкаться в произведения, аналогичные «хорошим», и отучатся тыкаться в произведения, аналогичные «плохим». Причем, сообщает нам пресса, «хорошими» комиссия из нескольких китайских учителей рисования называла картины, которые были «ясными и реалистичными», а плохими, видимо, все остальные. Китайский профессор, заправлявший всем этим исследованием, сообщил: «Мы видим, что голуби могут научиться судить о прекрасном подобно тому, как это делают люди». То есть — полагаясь на авторитетные разъяснения, а также на поощрительную близость бочки варенья и корзины печенья. Потому что иначе, конечно, высокодуховному человеку никак не разобраться, что тут ясное, реалистичное и воюет на стороне Прекрасного, а что — смутное, измышленное и воюет совсем даже на противоположной стороне.

(Только не в Китае, а в Японии, но это не важно.)
... and the Bookman

Крысиный яд для Айка и Джо, или Удивительные приключения одного лекарства

http://infarkt.ukrhost.com/index.php?go=News&in=view&id=6
В 1924 г. ветеринар F.W. Schofield объяснил причину смертельного геморрагического диатеза крупного рогатого скота употреблением перегнившего сладкого клевера (Melilotus alba and M. оfficinalis), более известного в Европе как донник белый и донник лекарственный.
В 1929 г. другой ветеринар из Северной Дакоты, L.M. Roderick, обнаружил, что у пораженного донником скота наблюдалось резкое снижение уровня протромбина. Более чем через 10 лет научной группе Карла Линка удалось выделить, очистить и синтезировать дикумарол - активный геморрагический агент, образующийся в заплесневелом сене вследствие окисления кумарина (вещества, ответственного за сладкий запах донника) плесневыми грибками. Клиницисты немедленно начали экспериментировать с терапевтическим использованием дикумарола, но К. Линк направил интерес к его применению в русло создания крысиного яда. В 1948 г. он синтезировал и запатентовал более мощное вещество, которое было названо WARFARIN (от названия Wisconsin Alumni Research Foundation) и зарегистрировано в США как роденцитид в 1952 г. Предполагалось, что варфарин чрезвычайно ядовит для человека, но неудавшаяся в 1951 г. попытка самоубийства моряка-новобранца, принявшего очень большую дозу крысиного яда, заставила клиницистов пересмотреть отношение к данному препарату. О первом опыте клинического изучения варфарина было сообщено в 1955 г., в следующем году препарат был назначен президенту Эйзенхауэру после перенесенного инфаркта миокарда. С тех пор варфарин стал одним из наиболее широко назначаемых антикоагулянтов в мире, а в США он занимает сегодня 11 место среди наиболее часто применяемых лекарственных препаратов.

http://en.wikipedia.org/wiki/Warfarin#History
A 2003 theory posits that warfarin was used by a conspiracy of Lavrenty Beria, Nikita Khrushchev and others to poison Soviet leader Joseph Stalin. Warfarin is tasteless and colorless, and produces symptoms similar to those that Stalin exhibited.
Just Homsa

Линор Горалик. Реминисценции V

http://www.susi.ru/MNTbKA/linor_rem.html

Хочется волком выйти и выть в степи.
Вырыть в земле могилу и лечь туда.
Бедная моя Ева, терпи, терпи.
Он обещал мне, что это не навсегда.

Сколько веков мы топтали земную твердь
Прежде, чем понял я, чем Он нам дал под дых:
Он покарал нас не миром, где боль и смерть.
Он покарал нас уменьем любить других.

Он покарал нас, решив, что за разом раз
Жаждать, любить и нежить, как дар благой,
Будет один из нас одного из нас.
Будет кого-то другого любить другой.

То, что он выдумал в райских садах своих,
Много страшнее, чем рана, чем смертный час:
Он покарал нас, когда превратил двоих
В сонм из потомков, навек поглотивший нас.

Снова родишь ты дитя в отведенный срок,
К теням, морочащим нас, прибавляя тень.
Бедная моя Ева, терпи, дружок.
Он нас допустит обратно. В какой-то день.


За ссылку спасибо oryx_and_crake.