Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Just Homsa

С доставкой на дом

Принесли заказ из Ашана. Среди прочего - три пакета "молока коров'ячого відбірного". В чеке так и напечатано: "М-КОВІД". Ну, спасибо. Любой ковид за наши деньги.
Just Homsa

Сны на карантине, или Мое подсознание продолжает меня унижать

Приснилась мне какая-то то ли презентация книги, то ли вручение литературной премии – в общем, одно из тех мероприятий, на которые обязательно придет сумасшедший старикашка Эдельвейс. И сюда он тоже пришел, воздел палец к небесам и возопил:

– Каждый настоящий киевлянин должен помнить, что такое Бельбаз! Вот вы – (обращаясь ко мне) – знаете, что такое Бельбаз?

– Нет, – говорю. – Евбаз помню, а Бельбаз – нет…

И просыпаюсь, понимая, что не настоящий я киевлянин, а так, из понаехавших.
Just Homsa

Я помыл руки и в домике

Во время карантина в библиотеки ходят два типа людей – те, кто занимаются делом, и психи (впрочем, первые тоже психи).

Сегодня в справочном отделе Вернадки сидел дедок… нет, не сидел, а каждые три-четыре минуты подскакивал к библиотекарше, чтобы сообщить нечто очень важное.

– Вот что пишут! что пишут! «Человек думает душой». А вы-то считали– чем думает? Вот вы не знали этого? а? не знали же? А человек думает душой!

Библиотекарша, пресыщенная разнообразием жизни, молчала.
... and the Bookman

Юбилей

capek

Сегодня – 130 лет Карелу Чапеку.

Он пытался сделать почти невозможное – остаться нормальным в Центральной Европе, в межвоенное двадцатилетие. Очень умный, очень жесткий, начисто лишенный даже самых необходимых для выживания иллюзий. Финал «Войны с саламандрами» («А дальше? – Дальше я не знаю…») – самый большой оптимизм, который он мог себе позволить.

«Белая болезнь», «Мать», «Саламандры» – книги очень важные и актуальные, здесь и сейчас, в нынешней Украине. Году в 2014-м вспоминалась прежде всего «Мать»; в 2020-м – «Белая болезнь» (где и фашистское, и демократическое восхищение «мудрым народом ТМ» приводят лишь ко всеобщей гибели) и «Саламандры» (где пан Повондра совсем не при чем – пока не видит саламандру во Влтаве).

«Он не любил людей?» – спросили меня недавно. В том-то и дело, что любил: отсюда и ярость; отсюда и прелесть его сказок и юморесок.
The Good

Someone You Loved



Социальная реклама: донорство органов.
Прекрасный, как всегда, Питер Капальди. А песню написал его дальний родственник - Льюис Капальди.
... and the Bookman

Симптом

"...барон Адельдагус жалуется на то, что он начинает понимать вторую часть "Фауста", - действительно, весьма дурной знак, тем более тревожный, что случай этот - весьма редок и мало известен в медицине".
(А. К. Толстой, из письма)
Just Homsa

А паразиты никогда

Сижу это я в заведении общепита на Лютеранской, а за соседним столиком солидный мужчина говорит о паразитах человека. Ну, думаю, нашел тему, – и тут выясняется, что речь идет немного о другом.
– Я извлек один экземпляр, который реинкарнировал с человеком двенадцать тысяч лет! Человек – это же пакет информации, рептилии не могли ее получить и поэтому подсадили паразитов.
И началось:
– Она попала под черного мольфара...
– Паразита можно просто вытянуть из человека, но тогда на руках вы будете иметь труп, а зачем вам эти спецэффекты?
– Конечно, можно и как в двенадцатой больнице – они крестом по хребту бьют, бесы вылетают, но ведь тут же на других садятся!
– Курс звуковой терапии при помощи дрымбы и варгана...
– Он говорит: не ходите туда, там птеродактили летают. Конечно, летают: там же портал!..
Почувствовал себя рептилоидом.
Just Homsa

Коричневая пуговка

Возле площади Льва Толстого ко мне подошла немного нервная женщина и спросила:
– Скажите, пожалуйста, как пройти на улицу Владимира Анто́новича?
«Какого такого Владимира Анто́новича? Как фамилия?» – подумал я, и тут до меня дошло. Ах, Владимира Антоно́вича!
Вот так вы, шпионы, и проваливаетесь.
... and the Bookman

Он сам нарвался

Оригинал взят у dvornyagka в Он сам нарвался
Кабинет не безлик, но во всем соблюден стандарт. Кресло, стол, светильник, кушетка обита кожей. На столе стопка дел -- набор медицинских карт. Пациенты разные, анамнез у всех похожий.
Например -- мисс М. (из деревни Сент-Мери-Мид). Масса жизненных сил, никогда не сидит без дела. Но последние лет пятьдесят (как она говорит), где б она ни была -- а рядом находят тело. Даже самые стойкие между мужей и дев -- что вообще ничем себя не запятнали сроду -- поголовно и повсеместно с цепи слетев, приурочивают убийства к ее приходу. Так теперь никто и нос не кажет к ней на крыльцо, и она как гость уже не пользуется спросом...
И диагноз: мания преследования налицо, мания величия -- под вопросом.
Или вот -- Э. П. Иностранец. Акцент, усы. А симптомы те же: стоит приехать в гости, как проходят буквально считанные часы, и вокруг не меньше трупов, чем на погосте. Вечеринка ль на  вилле иль ужин на маяке, будь в программе танцы, карты иль горные лыжи, но конец одинаков: гости сидят в тоске, а полиция опрашивает тех, кто выжил.
Так и дальше -- у каждого мания или две. (Чаще две, а чтобы одна -- так реже). Вот Ш. Х. (им индуцирован доктор В.), вот священник...  католик, да, а проблемы те же. Каждый тяжко страдает от многих душевных ран, каждый чувствует, что разносит с собой заразу. И психолог, вдохновением обуян, вдруг решает: надо собрать их всех вместе, сразу.
Разработан план в ближайшие два часа: Анонимные жертвы синдрома "ни дня без трупа". Коллективная терапия творит чудеса, а у них как раз набралась неплохая группа.
Вот собрались. Вместе за круглым столом сидят. На психолога смотрят -- цепко,но без подвоха. И настолько исполнен предчувствия каждый взгляд, что психолог смекает: кажется, дело плохо.



(via arpad)