Category: образование

... and the Bookman

Нарцыз

У Нечуя-Левицкого в романе о 1820-х гг. матушка говорит: "Заспівай, дочко, про Хлою, або про Нарциза, або краще про студента".

Про Хлою в конце XVIII - начале XIX в. ленивій не писал, "студента" Нечуй цитирует ("Пучок розок прыйму, / За студента пойду!"), - а что за Нарцисс?
The Good

Две памятные даты

25may

Годовщина Славной анк-морпоркской революции, ход которой нужно изучать в школах (не шучу).
"They hadn't run, and they could have run with honour. They'd stayed not because they wanted to be heroes, but because they chose to think of it as their job, and it was in front of them–"

80 лет Иэну Маккеллену - великому Иэну Маккеллену, и дай Бог ему здоровья.
... and the Bookman

А. К. Толстой и "советская школа перевода" (Пост разжигания)

"...Я забыл тебе сказать, что в Веймаре есть бюст Гёте, сделанный французским скульптором, который никогда его не видал и который его послал ему с письмом, говоря, что он _воображает_ себе его таким, и бюст этот недурен и довольно похож... Это входит в мою теорию насчет переводов, так как я уверяю, что нужно переводить _впечатление оригинала_, и поэтому некоторые переводы могут передать лучше мысль поэта, чем он сам это сделал... Бюст Гомера в Неаполе, наверно, более похож на него, чем его собственное лицо, если, как я надеюсь, он существовал..."
... and the Bookman

Клод Леви-Штраусс

"Что за напасть! И года не проходит, чтобы я не получил заказ на джинсы, чаще всего из Африки... Несколько лет назад меня пригласили прочитать серию лекций в Беркли. Как-то вечером мы с женой решили поужинать в ресторане, но столик заранее не забронировали. На входе стояла очередь, и официант спросил нашу фамилию, чтобы позвать нас, когда освободится место. Услышав наше имя, он тут же спросил: "The pants or the books?""

https://gorky.media/context/levi-stross-eto-zhe-dzhinsy/
Just Homsa

Номер четвертый и пока что последний

Как человек, который принял сегодня три экзамена, я имею право еще на одну хвасту.



Владимир Аренев и издательство «КСД» продолжают расширять наше преставление о классике и современности фантастики – и выпустили уже четвертую антологию в серии. Для меня лестно принимать участие в качестве переводчика и автора; в «Эпохе единорогов» напечатан мой рассказ «Настоящая жизнь Ивана Ильича», написанный три с половиной года назад в старом злом жанре политического памфлета. Тогда я был очень зол, да и сейчас не слишком-то подобрел.
Just Homsa

Горловые часы

Во вторник заканчивается мой курс лекций по англоязычной фантастике в "Мастер-классе", а в четверг в Национальном художественном музее буду рассказывать о Шевченко ("Канон, іконостас, легенда"). И это не считая семи пар в неделю в университете.
Just Homsa

Сладость и свет

Один из безусловных плюсов чтения публичных лекций - говорю без иронии, - в том, что в публике обязательно найдется по крайней мере один человек, который по крайней мере в одном аспекте темы разбирается лучше твоего. Приятно и полезно. Троянди й виноград.
... and the Bookman

Идиш

Велвл Чернин:

Во времена моего детства этот язык еще не умер, тем более, что каждый год я проводил лето в Пирятине Полтавской области у дедушки с бабушкой, где украинцы говорили по‑украински, евреи — по‑еврейски, то есть на идише, а по‑русски разговаривал лишь телевизор. Дедушку моего звали Арон, бабушку — Дина, и это было видно за километр. Иногда за дедом прибегал какой‑нибудь соплеменник и торопил: «Арон, Арон, дер центер!» («Арон, Арон, десятый!»). И дед — член партии и кадровый офицер — вздыхал, надевал шляпу и шел поддержать миньян, беря с собой и меня, чтобы не мешал бабушке управляться по хозяйству.
Мне казалось глубоко несправедливым, что наш язык умирает, поэтому лет в 11–12 я нашел книжку «Языки народов СССР» и выучил алфавит, потом научился читать на идише и постоянно совершенствовался. Фраза «ин кладовке аф дер полке штейт а банке мит варенье» хорошо описывает состояние разговорного идиша тех лет, когда значительная часть лексики была уже заимствованной. Поэтому, когда я заговорил на литературном языке, дедушка перестал меня понимать. Помню, он спрашивает, откуда я звоню, и слышит в ответ: «Фун дер цузаменвойнунг» — из общежития МГУ то есть. Дедушка родился в семье сельского кузнеца, учился в талмуд‑торе, в годы коренизации в Украине окончил военное училище — он и по‑русски‑то не очень грамотно говорил, а слово «цузаменвойнунг» (общежитие) на литературном идише — вообще не слышал. «Фун ванен, фун ванен?» («Откуда‑откуда?») — переспросил дед. Я говорю: «Фун гуртожиток». И тогда он ворчит: «А‑а, ну ред аф идиш ви а менч» («А, так говори по‑еврейски как человек»).
Just Homsa

Бел Кауфман (1911-2014)

Взаимопонимание! Если бы я знала, как подобраться к моим ребятам, я, наверно, смогла бы их учить. Как‑то я попросила их написать, что они изучали по языку и литературе, что надеялись узнать на моих уроках. Их сочинения оказались открытием для меня: я поняла, насколько пусты были проведенные ими в школе годы, поняла, как необходима им я или кто‑нибудь вроде меня. Нас так не хватает! И в то же время при всем моем старании обучить их чему‑то – это практически невозможно в школе Калвина Кулиджа.

Или, совсем просто:
Привет, училка!
Привет, зубрилка!


Доброго пути, Бел Кауфман.