Category: отзывы

Category was added automatically. Read all entries about "отзывы".

Just Homsa

В очередной раз

В одном читательском сообществе наткнулся на отзыв о "Радуге гравитации" и в очередной раз вспомнил, за что я не люблю американский постмодернизм, от Набокова до Джина Вулфа (кроме самоочевидных Краули и Стивенсона. И "Пнина"). Вот за что:

"Например, в переводе есть такой персонаж как Мёрри Лыб, в оригинале - Murray Smile - в имени есть отсылка и к отцу Брайана Уилсона - Мёрри Уилсону, и к альбому-энигме (на момент выхода Радуги) Брайана Уилсона "Smile". И оказывается, что Пинчон встречался с Брайаном в то время, когда тот пытался выпустить злополучный альбом. Таких примеров я много могу привести".

Ну. И. Что.

Какой глубокий роман - в нем есть скрытый смысл: "два по вертикали" пересекается с "три по горизонтали"! Надо же.

(Но то, что "Радугу" "Видавництво Жупанського" обещает до конца года издать по-украински - очень хорошо. Стивенсон прочитал Пинчона - и сделал "Криптономикон". Может, и у нас кто сможет?..)
... and the Bookman

Чему посмеешься, тому и послужишь

Есть какая-то глубокая ирония в том, что Ходасевич, который терпеть не мог формалистов по причинам идеологическим и эстетическим, в рецензиях на "Отчаяние" и "Приглашение на казнь" дал такой редукционистский разбор, "как сделана шинель гоголя", с таким великолепным равнодушием к смыслу текста, что даже Шкловский, не говоря об Эйхенбауме, ужаснулся бы.
... and the Bookman

Б-пространство

Пишу отзыв на автореферат диссертации по Пратчетту - и вот что подумалось.
Пратчеттовские аллюзии, конечно, многослойны, но обычно критикт отмечают "прояснение" мифологического подтекста образа массовой культуры - Кабан-Солнце, стоящий за Санта-Хрякусом, опасные эльфы за милыми феечками. Однако игры Пратчетта сложнее. Возьмем тех же "Дам и Господ": кельтские божества и sidhe -- "Сон в летнюю ночь" и "Виндзорские кумушки" (на присутствие которых не все читатели обращают внимание) -- киплинговский "Пак". То есть развертывание классической аллюзии идет в обе стороны - и в архаику, и в новое время. Аналогично в "Ведьмах за границей": древние нарративы обнаруживаются не просто по ту сторону "Золушки", но "Золушки" диснеевской. Анк-морпорксая революция играет с французской ("Отверженные"), с французской, увиденной глазами англичанина ("Повесть о двух городах"), и с вымышленной английской ("Наполеон Ноттингхилльский" - тоже блистательно проигнорированный едва ли не всеми интерпретаторами).
Три измерения, а не два - чем Пратчетт и отличается от обычных юмористов (от Дугласа Адамса, скажем) и, тем более, от многочисленных имитаторов.
... and the Bookman

Какая-нибудь такая трава

Есть у Шкловского замечательно злая и замечательно умная рецензия на "Митину любовь" - там он выстраивает литературную генеалогию Бунина и, конечно же, вспоминает пародию Достоевского на Тургенева:
"...Тут непременно растет дрок (непременно дрок или какая-нибудь такая трава, о которой необходимо справляться в ботанике). При этом на небе непременно какой-нибудь фиолетовый оттенок, которого, конечно, никто не успел приметить из смертных, то-есть и все видим и не успели приметить, а "вот, дескать, я поглядел и описываю вам, дуракам, как самую обыкновенную вещь". Дерево, под которым уселась интересная пара, непременно какого-нибудь оранжевого цвета".

Почему я, собственно, вспомнил об этом: читал дневники Бунина (по рабочей надобности; надеюсь, вы не думаете, что я читаю Бунина для удовольствия) и наткнулся на описание вечера в Индийском океане:
"Возвращаясь с кормы к обеду, ахнул: луна - зеленая! Посмотрел из столовой в окно, выходящее на бак: да, зеленая! Нежно-зеленая на гелиотроповом небе, среди пепельных облаков, над зеленым блеском океана!"
Heliotropium turgenevi, как говорил Кинбот. Дневник, конечно, частный, но зачем же так подставляться? А вот не умел он иначе.

"Шмели у Ивана Бунина "бархатно-черно-красные", это оттого, что они заново выкрашены" (Шкловский).
... and the Bookman

А зато поём-то как хорошо!

...Отсюда следует полагать, что нация не хуже, чем ее поэзия; было бы печально, если бы немцы не были лучше, чем их история.
(Йозеф Гёррес, рецензия на "Волшебный рог мальчика", 1809)
... and the Bookman

Дней минувших анекдоты

Случайно наткнулся на сайт Константина Душенко - известного переводчика Лема и составителя словарей крылатых выражений (ох, сколько родительных падежей).
На сайте не так уж много всего, а интереснее прочего раздел "История знаменитых цитат". Там можно узнать, в каком контексте было сказано "Когда я слышу слово "культура"..." (популярная версия Веллера - вранье от начала до конца; а кто-то сомневался?), "Сколько ангелов может уместиться на острие иглы?" (Джон Арбетнот, после 1714 [*]; восходит к псевдо-Экхарту, XIV век), "Загадочная русская душа" (1902, английская рецензия на "Фому Гордеева"), "Он принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой" (лейборист Исаак Дойчер, 1953), "Наш сукин сын" (вероятно, Таддеус Стивенс, соратник Линкольна), "теория стакана воды" (Жорж Санд), "10 000 обезьян за пишущими машинками..." (Эмиль Борель, "Механическая статистика и необратимость", 1913), "Государство - это я" (первое известное высказывание - Наполеон, и то в прошедшем времени), "Хотели как лучше, а вышло как всегда" (все-таки Черномырдин. а не Жванецкий), "Железная леди" (о Тэтчер - английский перевод статьи Юрия Гаврилова "Железная дама стращает..." из газеты "Красная звезда"), "После нас хоть потоп" (восходит к эпиграмме Стратона, II век н.э.).

* Upd: А вот ничего подобного.
The Bad

А еще я

пишу рецензию на автореферат из Н-ского вуза, который занимает на Украине 198-е место из 200.
И по реферату это заметно: весь построен на таких стиховедческих категориях, как "искренность", "простота", "сложный и трагический".
Полтавский пединститут, чего там скрывать.
А рецензия должна быть положительной, блин.